Глава I: Добро пожаловать


Вода… Рассекая тёмные океанские волны, неслось вперёд серое судно. По нему, заворачиваясь в интересные узоры, извивались впившиеся в корпус светящиеся пульсирующим голубым светом  линии. Казалось, эта гигантская крытая лодка была выточена из цельного куска камня. У неё не было парусов или вёсел, однако двигалась она быстро. На носу, опираясь на холодный бортик, стоял человек в голубого цвета экзомисе. Сзади к нему подошёл другой человек, один из работников:

-Вы звали, капитан?

-Готовь людей – скоро прибудем.

Развернувшись, тот скрылся в трюме, а капитан остался на своём месте – сейчас он готовился наблюдать одно из своих любимейших зрелищ. Туман, по которому уже долгое время ходило судно, стал постепенно развеиваться, и постепенно становился виден далёкий силуэт знакомого города. Некоторое время спустя проявились тени невысоких башен, а затем и прочие здания…

Это была Атлантида!

Город был радиального устройства и делился на три большие зоны, каждая из которых отделялась от других гигантскими стенами-кольцами.

Первая зона называлась Предместьями – здесь жили малообеспеченные люди, крестьяне, мелкие рыбаки, челноки и спекулянты. В этой же зоне располагалось большинство причалов, где принимали различный груз, который отправляли в Центр. Вокруг города было много плодородных земель, так что от самых стен и далеко вдаль уходили поля со множеством пахарей, обеспечивавших всех прочих жителей хлебом, овощами, фруктами и другими продуктами. Вспаханные земли были покрыты сетью оросительных каналов, которые спасали в жаркие годы. Правда, стоит сказать, погода здесь едва ли не всегда была благосклонна к жителям Атлантиды: здесь всегда светило яркое солнце, дарующее тепло, но не жар. Даже в зимние месяцы температура едва доходила до того, чтобы позволить образовавшимся ещё с осени лужам превратиться в ледяную корку, что помогало собирать огромные урожаи.

Когда-то раньше здесь можно было увидеть и хижины охотников, но большинство зверей за долгую охоту были убиты, однако, не смотря на это, проблеме мяса было найдено решение: были созданы пастбища, выгоны и звериные фермы, с помощью которых стали разводить животных.

Другие две зоны уже находились внутри Города. Он делился восемью главными улицами, коловеранами, отходящими по сторонам света: на Север, Юг, Запад, Восток, Северо-восток, Юго-запад и так далее. Они были главными магистралями и основными транспортными путями всего города и соединяли Нижнюю и Верхнюю часть. Также коловераны соединялись множеством других дорог, образуя таким образом различные развязки и образуя разветвлённую сеть путей. Восточную половину города разделяла река, ставшая выполнять функции транспортного канала, с помощью которого можно было выходить прямо в море. Она была не очень широкой, но достаточно, чтобы смогли пройти крупные корабли.

В Нижней Части города жило подавляющее большинство людей. Они занимались разного рода занятиями, но в основном их можно было поделить на четыре крупные группы.

Первые – это землевладельцы. Они управляли деятельностью хозяйства из-за городских стен и налаживали связи для продажи урожая, продуктов со звериных ферм и решения других задач.

Вторые – это ремесленники. Были единичные работники, державшие свои собственные кузницы и мастерские; пекарные дома и так далее. Таких было большинство, однако существовали и крупные объединения, именуемые голханами: там работало множество людей, у каждого из которых была своя определённая роль. Такие предприятия, как правило, занимались сложным производством, где необходимо участие и кооперация разных мастеров. Материалы им привозили либо со складов, либо с шахт за пределами города.

Третьи – это торговцы. Основную массу, как и в случае с ремесленниками, составляли мелкие продавцы, державшие свои лавки на площадях. На коловеранах лавок не было много – действовал запрет, так что часто приходилось брать нижние этажи прилегающих к улицам домов в наём. После того, как было налажено сообщение с народами континента, торговля стала расцветать. Наиболее состоятельные купцы покупали здания у Канала, для удобства перевозки товаров. Несмотря на, порой, весьма значительный капитал, находящийся в их руках, они не пользовались большим уважением у многих горожан, хотя в последнее время отношение к ним стало постепенно смягчаться.

Четвёртые не имели своего какого-то определённого названия. Раньше их презрительно называли «подножниками» и относились к ним весьма посредственно, равно как и к торговцам. Достаточно часто эту группу так и называли «четвёртой» или Слугами. Занимаются они тем, что выполняют поручения и обслуживают других людей: это брадобреи, мерила, грузчики, меняла и ростовщики и многие другие.

В Нижней части было много культурных заведений, в первую очередь библиотек и открытых театров, а также были построены школы для обучения детей. Любой житель Атлантиды, имевший работу, мог бесплатно отдать ребёнка в школу, где он получал основное образование. Но образование было не столько правом, сколько обязанностью, необходимостью, которую диктовала жизнь, так что школы всегда были заполнены детьми. Их принимали в школу на седьмой осени, а затем, шесть лет спустя, они оканчивали своё обучение.

И, как правило, на этом обучение заканчивалось: дети отправлялись подрабатывать к своим родителям как подмастерья или младшие помощники, а затем, набравшись опыта, открывали своё дело или продолжали дело старших.

И был третий уровень: Верхняя часть. Она составляло сердце города, его ядро. Лишь немногие имели доступ туда: туда имели право входить Жрецы и их послушники, Судьи, избранные представители Воинов, Учёные и Почётные Горожане. Там были построены дворцы для каждой из высших каст: Дворец Учёных, также известный как Большая Библиотека; Дворец Судей, также известный как Высший Суд; Храм Жрецов и Дворец Воинов. В центре, возвышаясь над всем городом, воцарился Храм Единства, где принимались все решения, касающихся жизни Города, а над ним, на высоте дюжины локтей от верхней точки Храма, зияло сердце Атлантиды, гигантский голубой кристалл-многогранник, облачённый в золотое обрамление – Светоч.

Он светил всегда, даруя свет улицам даже в самую тёмную ночь; его силуэт отражался в безграничной глади океана, но днём он был не так сильно заметен из-за солнечного света. Каждый житель Атлантиды носил на своей шее светящийся голубой кристаллик длинной с мизинец. Это – символ веры атлантов, причастности к Светочу и связи с ним. Им иногда пользовались как источником света, хотя больше для забавы, чем для чего-то серьёзного.

Также, далеко за пределами города, за Предместьями, на разных концах острова были разбросаны шахты, в которых добывали сырьё. Основными источниками материала были крупные шахты: Старая и Новая Шахты. Там добывали золото, железо, уголь и многое другое, а также редкостный эриген – вещество, на котором работали все технологии Атлантиды.

Хоть у людей достаток и был разный, это не так сильно было заметно. Большинство домов в Нижней части было двухэтажным, и все жилища были украшены гравировками, изысканной резьбой, статуями, рельефами и золотом – неслыханная роскошь для некоторых народов, но не для атлантов…

Вслед за головным, из тумана возникло ещё несколько похожих кораблей, и вскоре вся колонна дошла до берега и встала у Внешних Причалов – так называли причалы Предместья. Оставив корабли на разгрузке, капитан сошёл на берег, где он встретился со старым знакомым, который, как всегда, переправлял груз с кораблей в город – Улом.

-Приветствую! Как прошло путешествие? – добро спросил тот.

-И тебе привет… Прошло всё хорошо, нагрузился, тут, как видишь. Ты, вот, лучше скажи мне, какие нынче дела здесь, — чуть беспокоясь спросил капитан.

Заскрипели доски и верёвки, немного задрожала пристань. Под глубокий гул корабли разом поднялись на волне и ударились о причалы, а оставшаяся энергия волны выплеснулась на песчаный берег – недалеко от кораблей под водой проплыл Левиафан.

Это был страж Атлантиды. Он представлял собой гигантских размеров разумное существо. Даже стрела, пущенная из лука, едва долетала от хвоста до головы хранителя. Он не был живым организмом, хоть и мог мыслить. Это – творение восьми величайших Жрецов Атлантиды прошлого, наделивших немую груду камня жизнью. Его испещрённое пульсирующими энергетическими линиями туловище представляло треугольник, округлённый в углах, причём один из концов этого «треугольника» плавно переходил в мощный хвост, длинна которого была равна чуть ли не половине всего стража. Около двух других концов располагались титанического размера клешни, в этом смысле Левиафан внешне немного был похож на рака. Голова казалась просто карликовой на фоне остального тела, из-за чего часто терялась из виду. На ней было два глаза: один большой, другой, поменьше, находился под первым. Обрамлённые крепкой каменной оправой, они светились приятным голубым цветом. Считалось, что, когда страж готовился к бою, глаза становились красными.

Левиафан был покрыт снаружи кагром – так атланты называли камень, из которого они делали свои судна, статуи, стены и многое другое, однако то, как он был устроен изнутри, оставалось для многих тайной.

Он не имел ног или ласт, но, выплёскивая свою мощную энергию, он нёсся под водой с невероятной скоростью; благодаря своему крепкому телу он мог скрываться в океанских глубинах, а под ударами его сильных клешней крушились рифы и подводные скалы. Он всегда стоял на страже покоя Атлантиды, потому не редкостью было обнаружить его у самых разных сторон острова. И вот сейчас он, как всегда, должен был совершать очередной оплыв Атлантиды… Но сейчас Левиафан, при сопровождении нескольких судов, уплывал вдаль, от острова.

-Ул, что случилось? – спросил капитан, указывая на уходящего хранителя.

-Левиафана переводят на восток по приказу Крона. Сегодня же будет заседание Верховного Совета, так что весь город на ушах. Всюду теперь стража, а в Верхнюю часть вход сильно ужесточили.

-Опять вопрос о Востоке?

-Скорее всего, друг мой.

-О-хо-хо хо-хо-ох… Беда какая-то последнее время творится…

Верховный Совет, также известный как Совет Картахал – высший орган власти Атлантиды. Его заседания были не очень частыми, и производились они по важным вопросам. В Совет входили двое представителей от касты Воинов, двое – от Жрецов, двое – от Судей и один – от Учёных. Сначала на повестку дня ставился вопрос, вокруг которого и шло все последующие дискуссии, затем шло обсуждение возможных вариантов решения проблемы, после чего два наиболее поддерживаемых варианта выдвигались на голосование. Голосование проходило тайно, и никто не знал наверняка, кто какой вариант нашёл для себя предпочтительней. Число советников намеренно было сделано нечётным, чтобы всегда по окончании заседания было принято какое-либо решение.

В Совет входили главы каст и их заместители. Главой касты Судей был Примур. Этот пост в течение долгих лет бессменно занимал Незал. Некоторые считали его несколько старомодным и излишне консервативным, но своей основной задачей он считал проверять законность принимаемых решений – и это он делал прекрасно. Вторым в касте судей был интерпримур, однако мало кто помнил его имя – Незал своим авторитетом и влиянием просто закрывал молодого интерпримура.

Касту Учёных в Совете представлял Магистр. Несмотря на то, что из учёных он был один в Картахале, его голос играл важную роль, и достаточно часто именно его слово определяло конечное решение Совета. Магистр занимался вопросами образования, культуры и новыми знаниями и исследованиями.

Главой касты Воинов являлся царь Атлантиды. Он был главой государства, и все решения обязательно проходили через него. Престол по закону передавался от отца к сыну. Конечно, ещё при жизни правителя наследника обучали делу управления страной. Раньше царём был Тарсен, заслуживший уважение всей Атлантиды. Ему удалось в своё время примирить самые разные конфликты и противоречия. Он смог благоустроить свою землю и остановить грызню между кастами, также именно при нём был налажен контакт с Континентом, в народе называемый Дальними Землями – это были земли по ту сторону океана, далеко-далеко на востоке, где также жили разумные люди, хоть и менее развитые, чем атланты.

Тарсен не жалел своего здоровья, потому часто болел.  Основной надеждой царя был старший сын, однако он трагически погиб из-за несчастного случая на Старой Шахте. Состояние отца и без того было уже весьма скверным, и через полгода Тарсен умер. На его место пришёл неподготовленный младший сын по имени Крон.

Молодой, энергичный и амбициозный, он начал развивать отношения с Востоком. Он провёл комплекс различных реформ, после чего сильно поднялась торговля. Небывалого расцвета достигли купцы и слуги. Собственно именно при Кроне Слуги оформились как свой слой. Появилось новое, доселе невиданное для атлантов явление – ростовщичество. Город стал активней… Нельзя сказать, что раньше в Атлантиде было тихо, но по сравнению с тем, что было раньше, при новом Царе всё просто закипело, ещё никогда такой суеты как сейчас горожане и не знали.

Изменились отношения и с народами Востока – на смену культурному обмену пришли торговцы. Как оказалось, у местных жителей было в избытке столь нужного Атлантиде эригена. И тогда начал происходить обмен – аборигены отдавали драгоценное вещество, которое они считали абсолютно бесполезным, а получали они за это всякие безделушки, коих в Атлантиде было полно.

Именно сейчас «Восточный вопрос» являлся темой созыва Совета Картахала. Крон настаивал на увеличении влияния за Океаном и расширении экспансии в Дальних Землях, однако задача такой важности не могла быть реализована царём в одиночку, потому и был созван Совет.

В оппозицию к Крону стоял глава касты Жрецов – претор Ул-Тезар. Он возглавлял касту в течение уже более двадцати пяти лет и собственными глазами видел Тарсена, он видел людей по ту сторону океана. Вопреки своему положению и статусу, Верховный Жрец не являлся глубоким консерватором на манер Незала. Да, Ул-Тезар чтил традиции, но не считал их догматом…

-…Ул, ты будешь присутствовать на заседании?

-Нет, — устало сказал тот, — У меня и так дел по горло, уж прости за фразу.

-Ничего…

-Будешь там – расскажешь, как всё там проходило?

-Обязательно, — кивнул капитан, — обязательно. Я, пожалуй, пойду.

-Конечно, с кораблями я разберусь сам, — махнул Ул рукой, — ты лучше иди и отлежись дома – у тебя усталый вид.

Капитан чуть ухмыльнулся – он действительно устал после плавания. Вдохнув лёгкого прибрежного воздуха, он пошёл в город…