Глава IV: Первое столкновение


Вот мы и побежали через это ущелье. Нас в отряде, если вместе со мной, осталось четверо: Виктро, пара повстанцев и я. И все-таки, почему тут нет комбайнов? Это напрягает. Да и вообще, неудобно как-то получается с нашим выдвижением. Ведь они там, на базе, сражаются, бьют врагов, а мы тут, бегаем, вместо того, чтобы сражаться вместе с ними.

-Да не беспокойся ты,- заметил мои сомнения Виктро,- Так надо. Ещё не факт, что сигнал отправлен, а если не мы это сделаем, то кто же?

-А как же группа…-начал другой повстанец.

-Ещё не факт, что она доберётся до своей точки,- прервал Виктро,- Запомни такую вещь – никогда не рассчитывай на других, лишь на свои силы. Никто тебе лучше всего не поможет, как ты сам. Да и вообще, хватит разговоров, шевелитесь быстрее лучше.

Пришлось убыстряться, что сделаешь. Да-а, длинный каньончик-то, извилистый. Сам же он оказался окружён лесами. Тут неожиданно мы наткнулись на реку, проходящую через это ущелье. Эта оказалась рекой подземной. Подойдя к ней, я увидел наверху, среди лесов, чью-то белую фигуру.

-Погодите-ка,- сказал я.

-Чего,- спросил командир, обернувшись вместе с остальными.

-Да вот…-я указал на место, где был силуэт, но его уже там не было. Неужели показалось?

-Чего? Я ничего не вижу.

-Да, хех, ему, наверно, показалось,- сказал кто-то.

-Ладно, пошли. Но ты уж нас так не отвлекай по пустякам, ладно?

-Хорошо, постараюсь,- выдавил я. Ну вот, взял, остановил отряд из-за какого-то пустяка, ещё не ясно, была ли та фигура вообще. Чёрт, как-то неудобно получилось.

Мы стали идти уже по течению реки. Пройдя через дыру в земле, которую река себе проделала уже давно, мы оказались в длинной цепи пещер.

-Так, ребят, тут уже поосторожней надо, не торопиться,- начал Виктро,- а то голову свернёте себе, и всё – капец.

Ну, и мы пошли вниз, по колено в воде, держась за стены прохода. Было много раз, когда мы чуть не упали. Шли мы долго, очень даже долго, и было бы всё хорошо, но тут я обо что-то споткнулся.

-Аккуратней, смотри под ноги.

Я присмотрелся, и во тьме я обнаружил истерзанный труп, отчего я отпрыгнул и вскрикнул.

-Что такое,- строго спросил Виктро.

-Да тут… тут труп,- ответил я.

Все тут же сбежались ко мне и стали рассматривать мою находку.

Мы увидели труп повстанца. Он лежал, прислонившись к стене, держа в правой руке коротенький автомат.

-Нехорошо это, нехорошо, -сказал Виктро,- труп-то свежий.

-Походу,- присмотрелся к телу один из наших,- его зомби так, ты вот сам глянь,- Я нагнулся вслед за Виктром,- Вот: вся одежда изорвана, длиннющие порезы – и никаких пуль. Комбайны, конечно, звери, но такую фигню они не делают, ты сам понимаешь.

-Та-ак.. Народ, смотрите внимательнее, а то тяпнут, и всё.

-Погоди,- указал я некий тёмный объект, стоящий у тела- Это что такое.

-Тяжё-ёлый,- попытался стащить таинственный предмет тот, кто осмотрел труп.

-А ну-ка, подсвети,- сказал другой.

Командир направил луч фонаря на предмет и им оказалась.. рация. Большая полевая рация, или, как бы её сейчас назвал мой отец: «Двадцати пяти килограммовая». Рация эта действительно большая, и тащить бы такую оказалось тяжело.

-Погоди, да это же рация,- воскликнул я.

-Прекрасно. Дима – погляди, работает ли.

Дима – тот, кто осматривал труп. Он взял в свои руки этот ящик, чуток поковырялся в нём.

-Я тут кое-что подкрутил, но не факт, что заработает,- сказал он, закончив свою работу.

-Ладно, давай, запускай!

Он начал вертеть всякие штуки  пару минут, пока не появился звук.

-Всё, мы в эфире.

-Внимание, Центр,- начал командир,- Это группа Виктро, вы нас слышите?

Связь оказалась не самой хорошей, но при такой рации – удовлетворительная.

-Вик..о, говорит Центр. Что у вас там произошло?

-Центр, на Восточную Мезу напали, повторяю, на Восточную Мезу напали.

-Вас по…ял, Виктро,- ответили после некоторого молчания,- Информация будет донесена.

-Центр, какие есть приказы, что нам делать?

-Виктро, …  отпр…сь на т..ку У…Повтор… не отп… .. .чк.. …цать.

-Центр, мы вас не слышим, повторите! Центр!

-Чёрт, со связью байда какая-то,- недоумевал Дима.

-Центр, вы нас слышите?!-уже кричал Виктро.

-Повт..ем ещё р..з. На,-тут связь окончательно оборвалась.

-Чёрт, твою налево!

-Походу, сдохла наша рация,- констатировал Дима.

-Эх,- командир махнул рукой,- Ладно, идём дальше.

-Куда?

-На У12.

Мы стали продвигаться заметно медленнее. Эх, сюда бы мне фонарик, так хорошо было бы, а то в этой тьме ничего не увидишь.

За очередным поворотом мы увидели, что сверху земля оказалась пробитой какой-то железной штуковиной, а вокруг неё – куча трупов. В этот момент все тут же вскинули свои пушки.

-Что это такое,- спросил я у Виктро.

-Это – крабснаряд…-со злобой протянул он это название.

-И что она делает?

-Она, хех,- сказал он с недовольной улыбкой,- Она…эта штука падает с неба, а потом оттуда выползают мозгососы и превращают людей в зомби,- он промолчал пару секунд,- Комбайновское изобретение, будь оно проклято. Они так целый город превратили в зомби-рассадник. Рейвенхольм называется. Эх, такой хороший городок был, но однажды его закидали вот этими снарядами, и  все жители города превратились в безмозглых зомби.. Кошмар. Говорят, что там только один священник человеком остался, да и тот с катушек съехал.

Мы начали осматривать тела. Часть из них была порядком испорчена, но были и те, которые появились буквально недавно. Три трупа оказались такими же свежими, как и ранее нами найденный, а трупы других людей лежали тут уже давно-о. Они уже наполовину сгнили, были обглоданы… Словом, не самое приятное место.

Я заметил, что тройка тел отличалась от остальных. У них вместо пальцев — окровавленные когти, грудная клетка практически отсутствует, из-за чего наружу выглядывают некоторые органы. Сначала я не понял, что это такое с ними случилось, но, увидев на их головах головотяпов, я сразу понял, что такое с ними произошло. Лежит тут и ещё один труп. На его голову уже налез мозгосос, но он уже, почему-то, не успел превратить человека в зомби. Приглядевшись внимательнее, я увидел, что у паразита есть пулевое отверстие, а в руке погибшего лежал пистолет

Склонившись ним, Виктро взглянул на повязку покойного, и тут его лицо выразило удивление.

-Так, ребят, кажется, я понял, что тут за байда произошла.

-Чего?- спросили мы.

-Я тут осмотрел тела  и понял, кто они все. Вот эти,- он указал на свежие тела,- свежачки – это группа с заправочной станции, нам ещё через неё проходить придётся. А вот эти,- он показал на тела с головотяпами,- ребята – отряд Ленка. Они, впятером, устроили комбайном засаду. Ленк и его ребята там кучу народа повалили, человек тридцать восемь, вроде, а также уничтожили пару бронетранспортёров, и даже сбили вертолёт! После этого они попытались скрыться, но комбайны преследовали их попятам. У них был собственный радист, с помощью которого мы поддерживали связь с группой. Я лично тогда стоял у радиостанции и разговаривал с ними. Последнее их сообщение говорило о том, что они прошли через заправку, а потом они на связь уже не выходили. Когда они не пришли на базу, мы сначала подумали, что они убежали в леса, чтобы скрыться там и не наводить врага на Базу. Некоторое время мы были убеждены в  этом, ведь они не первый раз уже делали этот приём, потому мы сутками дежурили у приёмника, в надежде, что они выйдут с нами на сеанс связи. Таким вот образом, у приёмника, мы их прождали целую неделю, но они так и не откликнулись. Мы и сами выходили на частоту, пытаясь с ними поговорить, но всё безуспешно. Мы считали их без вести пропавшими, всё же втайне надеясь, что они придут к нам, но, как мы сейчас поняли, это оказались пустыми несбыточными мечтами. Получается, что комбайны решили использовать крабснаряды, чтобы остановить их, и у них это удалось. Снаряд смог пробить земную толщу и выбросить сюда своё содержимое. А после этого, судьба отряда была уже определена…

-Да-а, печально,- выдавил Дима.

-Так ведь это ещё не всё. А вот по поводу свежачков с заправочной станции, главный вопрос – что же заставило их отправиться на базу, да ещё не сообщив об этом при наличии с собой рации? Вот это – уже неясно. Эх… Ладно, пошли, нечего тут останавливаться лишний раз.

Мы обыскали тела на предмет полезных вещей, и после этого продолжили наш путь. Через некоторое время впереди мы увидели канализационный сток, к которому ведёт деревянный мостик через глубокую яму.

-Сейчас осторожненько, там впереди река падает вниз – пропасть,- тут Виктро пригляделся к стенам,- Ага, и тут кровища, походу тут…

Неожиданно из воды вылетел зомби и попытался схватить командира, но тот дал ему по «голове» прикладом. Зомби упал и покатился вниз, в пропасть, успев схватить свою жертву за ногу.

-Держите его!- и мы побежали спасать командира.

Он едва смог уцепиться за выпирающий камень, и уже собирался было упасть, но мои товарищи вдвоём схватили его за руки. Этот зомби буквально раздирал ногу командира, но я выпустил по этой нечисти очередь, и та отстала…

-Фу, ребят, спасибо,- сказал Виктро после того, как мы его достали,- без вас бы, фух, ну, в общем вы поняли,- тут он слегка улыбнулся,- Ну правильно, как я мог забыть! Ведь их было пять, а тел видели четыре! Этот, похоже, радистом был…

У командира нога оказалась серьёзно ранена, потому пришлось ему помогать. Пройдя через лабиринт канализационных стоков, мы, таким вот образом, уже без происшествий, вышли-таки на белый свет. Ну, это сказано достаточно условно – на улице ещё было темно, светила нам лишь Луна. Её свету ничто не мешало – облаков не было, это было лишь чистое небо. Огляделся и выяснилось, что мы оказались в долине, окружённой лесами, в центре которой стоит полуразбитая автозаправочная станция. Вокруг неё же – остовы автомобилей и различный мусор: детали автомобилей, упавшие фонарные столбы, куски стены, и прочее. Эта станция оказалась на пересечении дорог. Одна дорога, относительно нас, шла справа налево, ну или слева направо, а вторая дорога упиралась в неё под прямым углом, образуя букву «Т». Пройти можно только по второй дороге, так как проход налево была завалена обвалом, а мост, продолжающий дорогу в противоположном направлении – сломан.

-Всё, сейчас до заправки дойдём, и отдохнём,- отдал приказ командир.

Пройдя, уже ставшее для нас небольшим, расстояние, мы зашли внутрь, как оказалось, абсолютно пустого здания. Ничто не показывало и намёка на то, что тут была база повстанцев, лишь непотухший костёрчик. Остались, кроме него, только голые стены, да чуть не выдранные батареи. Мы все сели вокруг костра. Командир присел, вытянув свою левую ногу, которая была ранена.

-Нейл, будь добр…-сказал командир.

-Понял,- ответил медик.

Он снял с себя свой рюкзак и вытащил оттуда медицинский набор. Тут есть, кажется, всё: и бинты, и спирт, и обезболивающие, всё-всё-всё. Нейл начал заниматься ногой командира, а тот, в свою очередь, решил нам объяснить наш последующий план действий.

-Значит так, друзья, как мы поняли, из-за помех мы не смогли получить указание Центра, потому мы станем выполнять ранее данное нам задание – мы продолжим продвигаться на У12. Значит как до него, собственно, добираться. Значит так,- он достал кусок бумаги и разложил его на бетонном полу,- Мы здесь,- он указал на жирную зелёную точку,- вот эта дорога  называется Федеральная трасса,- он указал на дорогу, идущей вдоль другой дороги, которая, в свою очередь, проходит через станцию и ведёт на пляж,- Честно говоря, я и сам уже не помню, что это обозначает, так что лучше не спрашивайте. Нам как раз надо двигаться к нему, затем мы это место быстренько перебегаем и двигаемся до самого тупика. Дойдя до него, мы…-тут он пшикнул. Видимо, из-за того, что Нейл обрабатывает ногу,-…мы должны справа увидеть проход. Туда нам как раз и надо будет. Там – вход в У12. Все поняли? Итак, показываю ещё раз…-он начал показывать по второму кругу всё вышесказанное, но меня это уже не интересовало, моё внимание больше привлекал потолок. Как-то он ненадёжно держится, точнее – совсем ненадёжно. Такое ощущение, что он вот-вот рухнет на наши головы.

-Ты чего,- спросил меня Дмитрий.

-Чего-чего,- с недовольством отвечаю я,- ты вот на потолок глянь-ка!

-А чего тебе не нравится, потолок как потолок, тебе-то что?

-Да пригляди-ись ты, он же весь трухлявый!

-Так, вы, двое, чего вы там разорались?

-Командир, я-то ничего, просто…

-Виктро,- прервал я Диму,- глянь на потолок. Он уже начинает дрожать!

Тот поглядел-поглядел, а потом сказал, чтобы я успокоился. Я же уже видел, как сверху стала сыпаться крошка. Ну, видно же, что рухнет! Я не выдержал и начал просто всех выкидывать из здания, крича, что нужно выбираться отсюда. Дима и Нейл вышли с удивлёнными лицами сами, но Виктро остался на месте.

-Да чего же это с тобой такое-то, а? Остынь ты!

Я схватил его и силком вытащил из дома!

-Да что ж ты делаешь!- крикнул сначала командир, но потом его, и лица других резко переменились и слегка удивились в тот момент, когда я услышал страшный шум падающего бетона и разрушающегося дома. Я повернулся и увидел лишь столб пыли, из-за чего я несколько раз чихнул.

-Ничего-о себе…- только и протянул Виктро.

-Я же говорил,- сказал я, прочихавшись от пыли,- Чувствуется мне, нельзя нам здесь долго оставаться, что-то тут не так.

-Знаешь,- начал Дмитрий,- он нас всех только что спас от обрушения, так что, лично у меня, нет повода, чтобы ему не верить.

-Честно говоря, я согласен с Димой. Есть тут у него какая-то…ну, может, интуиция что ли.

-Ладно, народ, уговорили,- я помог Виктро встать,- пойдёмте тогда быстрее.

Только он вышел вперёд, как я увидел…летающую автомобильную покрышку! Глюки? Да нет, она летит, причём, по какой-то сумасшедшей траектории…

-Осторожно!

Виктро даже обернуться не успел, как та врезалась ему в шею. Послышался хруст и треск сломавшихся позвонков…Брэ-э-эх!

-Что это за…?-не успел закончить Дима, как увидел, что на него летит карданный вал. Они прыгнули на землю, и железка пролетела над ними. Следя за ребятами, я проглядел то, что на меня летела целая стая кирпичей, и лишь чудом смог увернуться от них.

-Сзади,- крикнул я Нейлу. Он обернулся и смог-таки отпрыгнуть от летящей на него металлической двери. И всё это кружило то тут, то там, будто в центре какого-то урагана. Я едва смог увернуться от очередного бревна, и, после того как я обернулся, я увидел как Нейла и Дмитрия одновременно сверху, переворачиваясь в полёте, накрыл автомобиль. Я остолбенел, и тут мои ноги подкосил кусок фанеры. Я едва смог встать и уклониться от летящего на меня уже чёрти-какого-по-счёту карданного вала. Отойдя от него, на меня уже падал фонарный столб, но я и от него отпрыгнул. Но всё-таки я кое-что не доглядел —  летящее бревно. Я успел лишь сложить руки крестом, чтобы защитить лицо и верхнюю часть груди от удара. Оно врезалось в меня с невероятной силой, протащило в полёте несколько метров, и меня, в буквальном смысле, впечатало в стену. Я почувствовал просто невероятную боль… Ай-пссс.. Бревно упало и откатилось в сторону, я же некоторое время пробыл в стене, и где-то лишь через пару минут я рухнул лицом на землю. А-ах, боль раздирает буквально всё тело. Хочется встать, надо встать, но боль невероятной силы просто не даёт этого сделать. Больно даже повернуть головой. Впрочем, это было единственное, что не болело у меня, но и это продолжалось недолго. Боль в голове постепенно начала нарастать… И тут я услышал чьи-то чёткие ровные шаги. Пришлось преодолеть боль, чтобы смог узнать, кто же это идёт. Я вновь увидел вертящийся вокруг мусор, но потом появился и источник шагов. Им оказался некий комбайн. Одет он был в обычный комплект солдата армии комбайнов: синий бронежилет, синие штаны, синий противогаз, всё синее… Но всё-таки выглядит он чуть иначе, чем другие: во-первых, у него, почему-то, нет ничего в руках, нет даже оружия, а на его локте какая-то странная эмблема, всё разглядеть не могу. Он подходит всё ближе, и ближе, и ближе… Ну, и чего же ты со мной будешь, делать, хе хе.. Замочит, скорее всего, просто приставит пистолет, и всё! Не будет человека. Чего, ему это сделать, как таракана задавить, небось, ещё от этого кайф ловит.

-Так вот ты у нас какой,- послышался его голос сверху,- вот мы и добрались до тебя,- неожиданно ураган утих, и все вещи посыпались на землю. Я смог-таки разглядеть его эмблему. Эта эмблема – белый круг с силуэтом Цитадели. А-ах, теперь всё понятно, откуда это всё. Видимо, он – Страж Цитадели. Кажется, этот слух оказался правдой.

-А ты оказался более прытким, чем мы думали,- проговорил стерилизованный голос из-под противогаза,- мы уж тут за тобой и так, и эдак… Ты пытаешься убежать от нас, даже не разобравшись в ситуации…

-И-и-ий… Да с вами тут всё понятно,- проскрипел я сквозь зубы.

-Да чего тут тебе понятно. Мы тут к тебе с предложением. Ты должен поступить на службу нам…

-Чего же это за предложение, если я «должен», а?- оборвал я его.

-Ты сможешь иметь всё, что тебе заблагорассудится: тут тебе и прекрасный дом с видом на город, отменное питание, почести и слава…

-Оно того не стоит…

-Ну-у, с чего же?

К этому моменту боли в голове стали невыносимыми, просто невыносимыми, а  к ним ещё прибавлялись боли в теле. Кошмар…Хочется просто всё бросить, наплевать на всё и сказать «Да» этому мерзавцу, но я понимаю, что этого делать нельзя, иначе я продамся как «ссаный пёс»! Нет, нельзя этого делать, ни в коем случае!

-Ар-ргх… Нет,- сказал я, подняв голову на него, и глядя ему в его противогаз,- Нет.

Я начал вставать, сквозь боли, с одним лишь желанием – дать ему так, чтобы он надолго запомнил, кто я такой.

-Ух ты, да какие мы тут с вами герои-то! Прямо даже не знаю,- издевался он,- хоть в пояс кланяйся. Есть путь легче, друг мой, просто присоединись к нам, и всё уйдёт: все боли, все страхи, все проблемы,- он протянул мне свою руку.

-Знаешь что, кра-агх, приятель,- встал я в полный рост,- пожалуй…

Я взял его руку.

-Вот и славно…-начал было он, но то, что произошло, явно не входило в его планы.

Я схватил его за руку и оттолкнул его так, что он рухнул на землю. Пока он пытался что либо понять, я достал свою любимую и незабвенную монтировку и с криком, вложив всю ярость в свой удар, буквально вонзил её в голову комбайна. Его череп смачно хрустнул под натиском железа. Да-а, пожалуй, никогда я не испытывал большего облегчения, чем после такого удара. На удивление, большого количества крови не полилось, лишь маленькая струйка потекла по земле. Я вытащил своё окровавленное орудие, встал на колени, а потом лёг на землю, не имея больше сил стоять. Глаза мои смотрели в безмятежное синее небо. Надо отдохнуть, но боли всё никак не давали этого сделать.

-Хех, ну, ладно…-услышал я какой-то голос.

Я постарался осмотреться, но толком этого у меня не вышло. Лишь чуть повернув голову, я увидел вновь в лесах чей-то белый силуэт. Именно белый. Но, вдруг, он просто исчез, и боли начали утихать.

-А-ах,- протянул я и расслабился,- господи, какой кошмар творится вокруг. Людей убить – моль шлёпнуть. Неужели смерть человека происходит вот так просто, в одно мгновенье,- я вспомнил момент, когда автомобиль накрыл Нейла с Димой,- Это происходит так просто…

А потом моя голова просто опустела, в ней оказался вакуум, который уже не хотелось заполнять, хотелось лишь просто отдохнуть. Вот так и пролежал, фактически, спя с открытыми глазами, ничем не занимая себя, но потом в голову ударила мысль, что нельзя же просто так лежать, нужно двигаться, найти укрытие, добраться до У12… Нельзя просто так прохлаждаться. Нельзя! Надо двигаться вперёд. Вперёд. Вперёд!

С этими словами я встал, наполненный свежей энергией и целью. С Целью двигаться вперёд.

-Итак, куда идти, где У12,-начал я размышлять,- Так, что там по этому поводу говорил Виктро. Ах, да, надо идти к Федеральной трассе, а там…так, всё, понятно.

И я продолжил свой нелёгкий путь. Я прошёл к трассе: ничего особенного, ну, почти. Вся дорога оказалась изрыта воронками, вокруг находилось множество старой взорванной, подбитой и сгоревшей техники. Тут и всякие автомобили, и бронированная техника, разбитые ящики…и этого всего тут оказалось много. А стоит лишь себе представить, сколько человек погибло в этих железных машинах… В каждой из них были люди, а у них были свои цели, мечты.. У них, наверняка, были семьи, друзья… Они свято верили в свою Родину, что они защитят страну, планету, своих близких, что не дадут захватчикам просто так взять их, а теперь их, защитников, нет, как и нет их страны, идей, мечты, их мира, в котором они жили. Судьба… странная она вещь. Неужели судьба этих людей была просто вот так умереть, в этих жестяных гробах, в самом расцвете сил?.. Страшно, просто страшно.

Я поскорее прошёл через это далеко не самое приятное место и добрался, как я понял, до входа в У12. Он ничего из себя особенного не представлял: так, какая-та ничем не примечательная металлическая дверца, но всё-таки кое-какая деталь заставила меня обратить на вход внимание: у неё лежал труп комбайна. Я достал свой автомат, благо я его на заправке не потерял, и начал обследовать тело комбайна. У него спереди я обнаружил несколько пулевых отверстий, через которые сочилась кровь, но на спине увидел пару длинных кровоточащих порезов во всю спину. Не, такой порез зомби не сделает – слишком большие. Тут задействовано что-то другое. Вдруг я услышал выстрелы из глубины станции.

Я вошёл внутрь. Место это напоминало буферную комнату, что в Восточной Чёрной Мезе, только комната управления была вся разрушена, а массивная железная дверь оказалась взорвана, и её тяжёлые остатки лежали вокруг. Я пробежал дальше и попал в полуразрушенное помещение: слева всё завалено землёй, справа – разбитый информационный столик, он же дополнительный пост охраны, за которым сидит пристреленный на рабочем месте повстанец, держащий в руке импульсную винтовку.

Впереди, в семи шагах, находится проход дальше, внутрь станции, около которого сидел, облокотившись на стену, расстрелянный повстанец. Побежал через проём дальше. Я увидел большой зал, испещрённый пулями, осколками, следами взрывов, заставленный столами и скамьями, в некоторых местах стоят «обкусанные» колонны, удерживающие потолок, а вокруг лежало много тел, очень много, и все вперемешку:  комбайны, повстанцы и ещё какие-то непонятные существа, напоминающие себе тараканов-переростков. Опять же-таки левая сторона была завалена землёй, почти что до середины комнаты. И даже из этой земли торчали тела убитых.

-А-а-а!- раздался стерилизованный крик, за которым вновь последовали выстрелы.

Я повернулся на звуки, и справа, в углу, оказался полицай, в ужасе отбивающийся от таракана-переростка уже голыми руками. Он кричал и звал о помощи. И я не знаю, почему, но что-то внутри говорило мне не убивать ГэОшника, как бы я сделал с остальными, а помочь ему, спасти. Я колебался, сделать ли это, или нет, но всё-таки я решился на это. Сбежал по лестнице, нацелился на тараканище и пустил по нему очередь из своего оружия. Тварь громко завопила, стала плеваться своей жёлтой кровью, а потом с щебетанием рухнула на пол. Я взглянул на полицая и направил на него свой автомат, но, пока, не собираясь стрелять — выжидал, что он будет делать. Я стоял и смотрел на него. Я смотрел на его маску, на те непроницаемые стёкла, я хотел увидеть его сущность, его душу, я буквально буровил его своим взглядом, пытаясь вскрыть, узнать, что же там находится, под шкурой полицая, под этой маской, есть ли там ещё хоть что-то человеческое. Я долго смотрел на него, но потом он начал говорить.

-Кхаргх… Спа,- начал было стерилизованный голос из-под противогаза.

В этот момент прозвучал другой, уже женский голос, говорящий о том, что связь с сотрудником ГэО потеряна.

-…Спасибо,- закончил уже нормальный человеческий голос,- спасибо тебе, что спас меня, а то бы помер тут, как собака какая-то.

Казалось, это был всё тот же самый голос: фильтры работали, маска осталась, но что-то в этой фразе, этих звуках было другое. И, вроде, всё осталось также, но голос его всё звучал не так, как в прошлый раз. Словно… Словно это не просто набор слов, команда, а будто… речь, именно речь живого человека.

-Хех, чего ж ты не пристрелил меня, а,- с лёгкой усмешкой спросил я, подождав некоторое время,- полицай ведь, на комбайнов работаешь.

-А-ах, к ним я пошёл от безысходности. Знал бы ты, в какой я заднице был…

-А, мы все там были.  Ладно… Как тебя зовут-то хоть?

-Меня – Хэнк.

Я представился, и он начал мне рассказывать свою историю. О том, как он попал в этот мир комбайнов без родителей и вообще какой-либо поддержки, как он сам познавал «прелести» этой жизни, как он пытался выживать, и, в конце концов, попал-таки на службу к комбайнам. В начале ему было тяжело, очень тяжело выполнять «нормы допроса», но постепенно, со временем, ему это стало даваться всё легче, и легче, и он, шаг за шагом, становился безликой шестерёнкой аппарата комбайнов, но, как ни странно, он до последнего не терял свою «человечность», хотя точнее это было бы назвать «индивидуальностью». Начинал он, как полагается, с ГэО, но ему никогда не сиделось на месте, из-за чего он долбал своё начальство, чтобы его посылали на операции вместе с солдатами. Благодаря своей упорности и настойчивости произошёл из ряда вон выходящий случай: полицай ходил с солдатами на военные операции. Эта операция должна была стать для него последней, как для сотрудника ГэО: его должны били перевести в солдаты, но судьба распорядилась иначе, и вот, таким образом, Хэнк оказался здесь.

-Ладно, есть тут ещё кто-то в живых?- спросил я.

-Не знаю, большинство, скорее всего, уже трупы. Но,- протянул Хэнк,- я тут одну девчонку в камере запер, может, она ещё жива, и её не тронули муравьиные львы.

-Это вот эти что ли тараканище,- указал я на лежащую у моих ног тварь.

-Да, их именно так и называют, а ты не знал?

-Да я за пределы своего района никогда не выходил, не то, что города!

Я подал ему руку и помог встать. Он подобрал своё оружие, встал и опёрся о стену, видимо, ему было тяжело стоять. Подождав несколько минут, я сделал жест рукой, дав знать, что я пускаю его вперёд, ведь не буду же я его держать у себя за спиной. Он хоть и бывший полицай, но меры предосторожности всё-таки не помешают.

-Не бойся, я тебя не пристрелю,- сказал он, понимая моё движение.

Но всё-таки он пошёл впереди.

-Давай, показывай, где эта камера.

-Иди за мной,- сказал он.

Мы двинулись ко второму проходу, так как первый был завален землёй. Пройдя через него, мы попали в целую сеть коридоров, соединяющих между собой различные комнаты и помещения. То тут, то там виднеются небольшие указатели, вида: «Канцелярия», «Комната связи», «Оружейная», «Лазарет» и так далее. Некоторые коридоры обрывались земляными обвалами, блокирующими проход дальше.

-Это ваши так постарались, да?- сказал я, указав на очередной обвал.

-Ну, да. В этом смысле, они хорошо работают, -сказал Хэнк о своих бывших сослуживцах,- Да-а, воевать они умеют очень даже хорошо. Сопротивлению тяжело против них бороться, однако и Альянсу нелегко.

-Правильно, они ведь появляются там, где их и не ждёшь, где угодно, но, пока на сторону Сопротивления переходят такие люди как ты, оно будет жить.

-Эх, я надеюсь, что мои знания помогут Сопротивлению в борьбе с комбайнами. Я, честно говоря, сам от них не был в восторге, но когда попадаешь к ним, они, ну, не знаю, то ли мозги чистят, то ли ещё что-то там ковыряются, то ты уже не относишься к ним так ненавистно. В тебе теряется воля, эмоции, человечность…всё. Я бы, скорее всего, и стал бы таким же, как и они,- он направил палец на труп солдата комбайнов,- Я стал бы безликим солдатом… Спасибо.

Последнюю фразу, чувствуется, он сказал искренно, с душой и с верой. Он сказал так, как бы точно не смог бы сказать простой смешарик, так может сказать только человек.

-Вот сейчас надо налево.

Повернув, мы оказались в комнате, в которой находятся выходы из других комнат.

-Вот, наша – третья. Держи,- он дал мне ключи от камеры.

Я подошёл к двери, вставил ключ и открыл её, но то, что находилось там, меня просто удивило. Там, на лавке, сидела… она. Я чуть не упал от удивления, думал, что у меня галлюцинации, что я обознался, ошибся, ведь такого просто не может быть… или может? Она подняла на меня свой пустой опечаленный взгляд. Она была бледна, испугана, вся напряжена.  Но тут она увидела меня, и взгляд её оживился. Она оживилась. Мы смотрели друг на друга так несколько минут, не сказав ни слова, но потом она встала и, буквально, кинулась на меня, схватила и…заплакала. Я нежно обнял её и говорил: «Всё хорошо, всё хо-ро-шо…». Она тоже пыталась что-то сказать, но из-за слёз ничего не было понятно, да и это, собственно, не было важно, ведь главное: мы вместе, и мы в безопасности. Она долго пыталась успокоиться, и уже она стала всхлипывать заметно меньше, как вдруг она вскрикнула!

-Сзади!

Меня аж всего передёрнуло, и я тут же обернулся, наводя пушку на предполагаемого врага, но там я увидел лишь Хэнка.

-Фу-у…Ну ты меня напугала, Катя. Вот, познакомься, его зовут Хэнк. Он теперь – наш друг, и бояться его не стоит.

-А он не…

-Да не волнуйся, всё будет в порядке, обещаю… Да только как вот как мы тебя будем отличать от врагов-то, а,- спросил я у Хэнка,- Форму ты, ведь, их носишь.

-Есть идея,- сказал Хэнк, наклонился над телом повстанца, снял с него повязку с лямбдой и привязал её себе на локоть,- Думаю, так сойдёт.

-Хех, да тебе идёт,- сказал я, улыбнувшись,- Ну, ладно, нам, думаю, уже пора уходить отсюда, да вот только куда,- я некоторое время промолчал, а потом обратился к Кате,- Катя, ты не слышала ничего из разговоров с повстанцами? Может они о какой-то станции говорили, или базе, нет? Катя?

-Да,- сказала она, помолчав некоторое время,- Они говорили как-то о какой-то базе, которую они называли «Маничит». Говорили, что это какая-то большая и важная база.

-А где она находится, не говорили?

-Слышала только, что около леса. Больше – ничего. Но они ещё говорили об каком-то отряде, что собирается атаковать колонну комбайнов на какой-то дороге, неподалёку.

-Комбайновская трасса,- тут же сказал Хэнк.

-Чего,- не понял я.

-Комбайновская трасса – там часто проходят войска комбайнов, так что наверняка повстанцы смогут нанести по ним удар, да и находится эта трасса совсем недалеко, её можно увидеть со второго выхода этой станции.

-Так чего же мы ждём, вперёд! Если мы сможем встретиться с повстанцами, то они смогут нас провести в более-менее безопасное место. Так… Хэнк, где выход?

-За-а мной!

И мы тут же последовали за ним. Шли мы медленно, так как все мы были порядком усталые и измождённые, а я держал Катю левой рукой за плечо. Хоть она и шла с нами, но я чувствовал, что её терзают сомнения, да ведь оно и понятно, ведь тут везде стреляли, смерть, кровь, а потом, под всю эту «прекрасную» картину, прихожу я и называю полицая своим другом!

-А кто гарантирует, что я не работаю на Альянс,- спрашиваю я про себя,- Да никто. В её глазах я могу оказаться служащим комбайнов. Да, и про Хэнка звучит абсурдно: полицай, перебежавший на сторону Сопротивления – бред, но бывает же такое, но надо же это как-то это донести до Кати, чтобы она поняла, но как?

В этот момент из-за угла выбежал солдат комбайнов, да так резво выбежал!

— Внимание, внимание, обна…

В этот момент прогремел выстрел, и солдат упал наземь с отверстием в голове. Оглянувшись на Хэнка, я увидел, как в его левой руке уже дымился массивный револьвер.

-Да тут надо бы поаккуратней быть,- посоветовал он.

-Ну что ж, пожалуй,- да, этот момент оказался как-никак, кстати, ведь после этого момента Кате стало как-то спокойнее.

Мы подошли к помещению, что очень было похоже на первые две комнаты, через которые я проходил в большой зал. Да тут всё и так же, как и там: взорванные двери, осколки, гильзы и пулевые отверстия, лишь у выхода лежало некое белое тело, изрезанное пулями, с одним красным глазом в шлеме.

-Вот, нам сюда,- указал на выход.

-Хэнк, объясни мне, а кто вот это такой,- спросил я, указывая на тело в белом.

-Ах, это… Их называют, обычно, элитой. Они – элитные солдаты армии комбайнов. У них очень хорошие бронежилеты, оружие, экипировка вообще. Как правило, они являются командирами подразделений, увидеть отряд таких снеговиков, как их ещё называют, достаточно сложно – редко так бывает. Да, кстати,- он подобрал непонятную мне вещь,- вот это – специальный заряд для твоей импульсной винтовки. Штука очень полезная – любую органику растворяет моментально. Вообще любую. Однако против техники она не эффективна, так что ты не пробуй с ней на броневик-то лезть. На, держи,- он начал засовывать заряд в моё оружие,- вставляется оно во-от таким образом… Вот. А запускать эту вещь надо на вот эту кнопку, что сбоку,- он указал на нужное место,- Но ты помни – оружие выстрелит лишь через несколько секунд после нажатия кнопки, ты это помни… Ну, да ладно, пошли наружу,- сказал он, схватив бинокль у лежавшего рядом убитого повстанца. Ещё раз, взглянув на тело элитного комбайна, оно мне показалось всё-таки немного знакомым, будто видел подобного однажды, но, после того, как я попытался вспомнить, кого мог бы мне вот этого напомнить, я никого не приметил.