Глава VI: С ветерком!


Неожиданно я услышал чьи-то приближающиеся шаги. Держа ещё не потерянный автомат, я посмотрел в ту сторону, откуда были слышны шаги – там я смог увидеть лишь чьи-то оборванные штаны, но точно могу сказать, что это — некомбайновская форма. Человек подошёл ко мне, наклонился и сказал знакомым голосом:

-Я надеялся, что найду тебя здесь.

Я присмотрелся к лицу подошедшего. Оно оказалось заметно потрёпанным, испещрённое мелкими царапинами и порезами. Погоди, знакомое лицо.

-Ваяс!?- в недоумении вскрикнул я,- это как ты так умудрился?

-Ну, ты же страйдера повалить-то смог, чем я-то хуже,- усмехнувшись сказал он,- Ты как маячок активировал – я сразу к тебе со своими ребятами. Правда, они побежали вслед за сигналом, а я в точку первой активации – после вертолёта тяжело. Да и, к тому же, здесь у нас ведь, думаю, ты видел, маленький складик с оружием, и кто-нибудь из вас мог бы там остановиться, потому я пошёл и сюда тоже. Впрочем,- тон его лица с слегка смешной сменилась на крайне серьёзный,- хоть ты и убил страйдера, но убегать отсюда надо – с минуту на минуту сюда прибудут комбайны. Давай, вставай,- он подал мне руку и помог встать,- у меня есть план.

-Чёрт, не дают даже минутки полежать,- негодовал я про себя,- ни минуты покоя! Да, длинноброда одолел, но в таком состоянии я и одного смешарика не потяну – никакое геройство не поможет. Что ж, придётся идти. Хотел остановиться – да не получилось.

-Ну, чего, отряхнулся? Тогда давай за мной, нечего медлить, пошли.

Мы пробежали через ограждения и забрались в какой-то скрытый в кустах и зарослях подземный туннель, после чего попали в тёмную комнату. Проход, через который мы прошли, закрылся, и в комнате наступила полнейшая темнота.

-Погоди, сейчас я свету дам,- сказал Ваяс, после чего последовали неуверенные шаги, а потом и звук металла,- Ай… Чёрт. Сейчас, секунду,- видимо, он искал выключатель,- Твою… Да где же ты,- раздались несколько хлопков по стене,- та-ак, сейчас, сейчас… Вот! Нашёл!

Послышался щелчок и под потолком засветила жёлтым приятным светом лампочка Ильича! После этого я осмотрел пещеру – это оказалось настоящей мастерской. Комната не очень большая по своим размерам, но в ней стоял чёрный автомобиль, о котором я скажу чуть позднее,  пара столов, шкафчики, и везде лежат инструменты: гаечные ключи, отвёртки, циркулярная пила и чего только нет! Около прохода, через который мы пришли сюда, я увидел дверь, вероятно, ведущую к заводу.

-Вот, глянь-ка, красавица какая,- сказал Ваяс, указывая на автомобиль. Эта машина, если смотреть в профиль, очень напоминает стул, который упал на свою спинку. Там где у стула «ноги», у автомобиля задняя часть. Он мне тогда показался немножко, так сказать, угловатым. Всё чисто ровное, прямое, детали корпуса изгибаются только под прямым углом – никаких плавных линий. Он тогда казался таким… обычным что ли, будто я раньше видел этот автомобиль раньше. Задняя часть машины оказалась немного переработанной: была покрыта броневыми листами, и слева, и справа, а в центре стоял привинченный к корпусу пулемёт, у комбайнов такой же на вертолётах обычно стоит. Спереди же ничего примечательного я не нашёл, лишь какую-то галку в кружочке и три буквы на решётке: «У», «А» и «З».

-Ну, вижу, тебя заинтересовала моя ласточка, а? Хе-хе, то-то же. В общем, так: сейчас моя группа вместе с твоими друзьями направляются на станцию «Землянка»,  мы же тоже отправимся туда. Когда мы там будем, они уже нас там буду встречать. Но есть проблемка – последнее время комбайны очень сильно расшевелились, потому нас могут обнаружить, ведь едем-то мы недалеко от города, так что забирайся и садись за пулемёт,- мы заползли внутрь автомобиля, он сел за руль, я же прополз в заднюю часть и взял в руки пулемёт,- Не стреляй без сильной необходимости, так как стрельба лишь привлечёт внимание комбайнов, а мы ведь скрытно пытаемся проехать, не так ли? Ну, а куда стрелять, я тебя уже учить не буду, только с вертолётами кое-что скажу. Если вдруг он появится, стреляй ему под крылья. Есть шанс, что ты нанесёшь ему серьёзные повреждения, и он отстанет от тебя, ты всё понял?

-Понял,- подтвердил я,- а откуда ты всё это знаешь?

-А, чай не в первый раз с комбайнами воюю. На мне уже несколько вертушек сбитых висит, так что теперь-то я знаю, куда стрелять. Ну ладно, тогда…-  Ваяс завёл автомобиль, дёрнул за какой-то рычаг, что был вне авто, открылись ворота,- ты, главное, не беспокойся и не кипишуй, если всё правильно сделаю, то всё будет в шоколаде,- после этих слов наша машина помчалась вперёд! Я не видел толком, куда мы ехали, но сначала мы слегка съехали вниз, потом поднялись около строительной площадки, и продолжили движение уже недалеко от города. Ехали мы далеко не по ровной местности, потому меня вместе с автомобилем очень сильно трясло, и, однажды, меня ударила какая-то дубина. Не разглядев толком, что это такое, я спросил у Ваяса, что это такое.

-А, кажется я знаю,- полукриком говорил Ваяс, закрывая своим голосом рёв мотора,- эта штука – никакая не дубина, а РПГ-7, знаешь такую?

-Нет, не встречал ни разу! Что это такое?.. Оружие что ли какое?

-Да. Если говорить просто,- объяснял он,- то эта штука действует против всякой техники, в том числе и бронированную. Даже против вер…- машину слегка подкинуло, из-за чего Ваяс слегка запнулся,-… толёта сработает, лишь бы попал, снаряд-то ведь неуправляемый – летит только по прямой. Патронов для него мало, так что экономь и зря не трать.

-Хорошо, я понял,- я ещё раз глянул на РПГ. Старая штука-то, ещё до Войны была сделана-то, наверно.

Мы ехали, машину трясло, справа виднелся город. Это были обычные монотонные стены зданий, коими был испещрён весь город. На фоне этих стен происходили различнейшие события: тут когда-то встречались влюблённые,  кто-то потерял тут вещь, кто-то здесь граффити нарисовал…возможно тут стреляли, погибали и проливали свою кровь, вот вижу очередное всем известное слово, состоящее из трёх, букв, первая из которых «Х», а третья – «Й». Интересно, в чём же притягательность сочетания этих трёх букв, что в них такого особенного, и почему многие рисуют эту вещь, может, это очередной неведомый мне символ Сопротивления? Или ещё что-то?..  Из труб заводов, возведённых ещё человеческими руками, шёл чёрный дым …

Слева виднелся, самый что ни на есть, обыкновенный лес. Росли, в большинстве своём, одни хвойные деревья: это были и высокие ёлки, и ровные сосны, и им подобные.  Вот они – свидетели тех событий. Нетронутые свидетели, не видно ни одной сломанной веточки, ни одного упавшего дерева, этот лес был чист, словно и не было никакой стрельбы, никаких взрывов, никаких войн. Жаль, жаль, что не могут эти немые свидетели всех этих зверств поведать нам, что происходило тогда. Они могли бы многое рассказать… Жаль

Наконец-то выпал момент хоть как-то расслабиться после всей этой беготни, стрельбы, криков и прочих ужасов. Как же всё-таки, порой, мало надо для счастья – всего лишь присесть да расслабиться… Автомобиль слегка потряхивало, дубина-РПГ дёргалась и подпрыгивала у ног, ткань, накрывавшая крышу и боковые стороны, развевалась на ветру, под колёсами то и дело оказывались кочки, из-за чего машину постоянно трясло, а я сидел себе спокойно и расслаблялся. Голова была пуста, никакие мысли в голову не лезли. Эх, ещё бы чайку бы сюда-а… Но мои блаженные мечтания были прерваны резкой остановкой.

-А, что такое? Почему остановились,- встрепенувшись спросил я у Ваяса.

-Сиди и не показывайся,- полушёпотом сказал он,- тут пост какой-то. Авось, пройдём.

Я тут же прижался к боковой стороне УАЗ’а, не выпуская из рук пулемёт, и начал ждать. Было едва слышно, как Ваяс с комбайном о чём-то разговаривали, но голос комбайна, несмотря на всю стерилизацию, звучал с явно негативным оттенком. Ну, и правильно – у кого в городе может быть свой личный автомобиль? Чувствуется, что добром это не кончится… Я услышал звук приближающихся шагов и закрывающийся двери.

-Увидишь комбайна, стреляй,- сказал Ваяс, взобравшись на сиденье водителя.

Я выглянул из автомобиля и увидел маску ГэОшника.

-Это ещё что за…-не успел докончить он, как я выстрелил из пулемёта. Кровь расплескалась по земле, и мёртвое тело рухнуло вниз, взмахнув в последний раз в воздухе руками. Через секунду послышался знакомый голос, говорящий о том, что умер очередной сотрудник Гражданской Обороны.

-Всё, поехали!- сказал Ваяс, нажав на педаль газа.

Машина стала постепенно разгоняться, трясти начинало всё сильнее, скорость росла всё быстрее. Надо было ехать быстрее, чтобы комбайны не успели до нас добраться. Рёв двигателя становился всё громче и громче.

-Эй, Ваяс,- почти что криком обратился я,- а как долго нам надо ехать?

-Если всё пройдёт нормально, в чём я, конечно, уже не уверен, то не особо долго. Но сейчас может произойти любая фигня… Та-а-ак, готовься!

-Что там?

-Пост комбайнов! Всё-ё, ну, держитесь…

Через несколько секунд я почувствовал глухой удар, а потом, скатившись сверху, передо мной упало тело полицая, которое тут же шлёпнулось и покатилось по земле. Ещё спустя секунду сбоку пролетело тело солдата. Но это оказалось ещё не всё. Очередное тело, скатившись по крыше, стало падать вниз и зацепилось рукавом за корпус автомобиля. Я достал нож и начал отрезать тот кусок, чтобы тело отвалилось, но оно оказалось… живым! Голова солдата повернулась, взглянула на меня, всё тело вдруг развернулось и, сделав какое-то невообразимое движение, вцепилось в меня! Я дёрнулся назад и не дал себе вылететь наружу, но запустил внутрь и комбайна.

-Вая-а-а-с!- завопил я.

-Что за, а-ах ты…-выкрикнул он.

Комбайн постарался встать в полный рост, но ударился об крышу машины. В этот момент я пнул его по ногам, и он упал вниз. Я попытался достать свой автомат, но солдат нанёс удар, и я своё орудие потерял. Он начал приподниматься и что-то доставать, но машина сделала крутой поворот, и смешарика отбросило в сторону, но он не сдавался и через несколько секунд он снова встал и достал нож. Он уже занёс свою руку, для того чтобы совершить удар, но я тут же ударил его своими ногами, подобно тому, как пьёт копытами лошадь, и комбайн с воплем вылетел наружу.

-Фу-ух, ничего себе,- только и сказал я.

-Не расслабляйся,- сказал Ваяс,- мы сейчас мимо ещё одного поста проехали – а там у них броневики есть, так что быстро к пулемёту! Живо!

Я тут же прыгнул к пулемёту и взял его рукояти. Спустя короткий промежуток времени стали проявляться силуэты бронированных машин комбайнов. Они становились всё крупнее и отчётливее. Я, не выжидая особого приглашения, начал по ним стрелять, те ответили взаимностью, однако толком ни я, ни они не попадали до тех пор, пока расстояние между нами не стало достаточно близким. К этому моменту я услышал какой-то знакомый, но непонятный мне свист, а потом и шипение. Приглядевшись, я понял, что источник этих звуков – ракеты, но пытаться сбивать их было уже поздно, ведь они были уже почти что перед носом!

-А-ай!- вскрикнул я и прижался к полу.

Раздался взрыв и машину сильно качнуло влево. Спустя пару секунд я взглянул в правый бок – там оказалась большая вмятина. Едва я поднял свою голову, как раздался второй взрыв. Земля передо мной вскинулась, и грязь разлетелась во все стороны, испачкав меня. Снова приглядевшись, я понял, что к этому моменту броневики подъехали совсем близко, часть пуль уже стала попадать внутрь автомобиля. Я прижался к низу, чтобы хоть как-то спрятаться от пуль, и начал безостановочно стрелять по врагу. Пулемёт не замолкал ни на минуту. Перестреливались мы так долго, но всё-таки я добился результата – у одного из броневиков начало дёргаться переднее колесо, потом оно окончательно отвалилось, бронированная машина на сумасшедшей скорости черпнула носом землю, взлетела и, перевернувшись несколько раз в воздухе, рухнула на вторую машину, после чего раздался ещё один взрыв, после которого вражеские автомобили были уничтожены. Некоторое время я сидел, пытаясь прийти в себя после этой стрельбы, пока меня не привёл в себя своим одобрением Ваяс.

-Ну ты, парень, даё-ёшь. Так красиво броневики уделать… Круто. Фу-у… Теперь-то мы должны по-нормальному доехать – чуток совсем осталось.

Но не тут-то было. Я услышал знакомый мне уже звук винтов. Не прошло и минуты, как я увидел перед собой, в небе, вертолёт.

-Вертолё-ёт!- закричал я Ваясу.

-Ах ты ж… Стреля-ай!

Я начал стрелять по вертолёту, но он был пока ещё слишком высоко, чтобы я смог его достать – всё из-за разброса. Повисев немного над нами, он начал снижаться, видимо, чтобы открыть по нам огонь. Я приготовился, и, когда он спустился на нужную высоту, тут же начал стрелять ему под крылья. Я услышал непонятный мне нарастающий звук, который говорил, что сейчас он начнёт стрелять, и, конечно же, я в этот же момент прижался к бронелисту. И слава богу – пули стали нещадно колотить броню автомобиля, подобно граду,  удары не прекращались очень долго, но в один момент наступила небольшая пауза – наконец-то! Я прыгнул к пулемёту и начал стрелять по этой гадине. Стали раздаваться мелкие взрывы – кажется, я попадаю туда, куда надо! Вертолёту же это, как я думаю, не очень-то понравилось, и он начал снижаться с большой скоростью. Он становился всё ближе и ближе – неужели он идёт на таран? От страха я бросил пулемёт и прижался к бронированному боку автомобиля. Я увидел перед собой крупную кабину вертолёта, а потом раздались многочисленные выстрелы и взрывы. Сначала сорвало броню с крыши, а потом автомобиль начал безостановочно переворачиваться. В конце концов, и выстрелы, и переворачивания прекратились…

— А-а-ай… Что за,- протянул я от боли. Я попытался встать, но сверху меня придавливал кусок железа. Отодвинув его от себя, я выполз из автомобиля и осмотрелся: слева был какой-то пригорок, а за ним следовал лес, передо мной, через десяток метров – пропасть. Около меня лежала РПГ-7, и я её, на всякий случай, взял себе – звуки вертолётных винтов ещё никуда не делись. После этого, в голове моей промелькнула мысль о Ваясе, и я пошёл к тому месту, где должно было быть место водителя. Пройдя несколько шагов, я увидел лежащего Ваяса.

-Ваяс, ты как? Можешь встать?- спросил я его.

-Ах… Да, всё в норме, встать могу, да вот… Сзади!- вскрикнул вдруг он последнюю фразу.

Я обернулся и увидел поднимающийся вертолёт. Пару секунд я стоял, оцепенев от ужаса, но я поднял-таки свой РПГ и навёл его на вертолёт. Появился маячащий звук, предрекающий выстрелы вертолёта.

-Ну, получай!- вскрикнул я, запустив свою ракету! Она пролетела по прямой и попала чётко в кабину пилота. Раздался взрыв! Было видно, словно струя огня прожгла кабину, а потом во все стороны полетели многочисленные осколки! Вертолёт завертелся, закружился и, запищав, начал падать вниз, в пропасть… Некоторое время я стоял, опустив руку со своим оружием вниз, но потом я рухнул на колени, выронив РПГ. Аргх-х… От усталости я опёрся руками о землю, чтобы совсем не упасть. Эх… Как я устал, забегался, как же хочется отдохнуть от всего этого, взять и встать, остановиться, но нельзя, всё-таки нельзя останавливаться. Хоть мне, может быть, и повезло тогда у завода, но сейчас мне этого уже не простят – сметут точно, и ничто мне уже не поможет. Надо вставать, надо идти дальше, вплоть до Маничита, а там…там и отдых, там всё и будет, но стоять нельзя! Движение – всё! С новыми мыслями и силами я, опёршись на колено, встал на ноги, чтобы продолжить свой путь. После того как я встал на ноги, я повернулся и увидел уже вставшего Ваяса.

-Ох… Ну ты, парень, даё-ёшь… Это чтобы так вертушку взять и,- некоторое время он молчал, пытаясь подобрать нужное слово,-… взять так и отшить! Это где же такое видано! Да и как! Из РПГ-7 прямо в кабину пилота!..  Молоде-ец, что ещё сказать,- восхищённо говорил он,- Вот это ты стрело-ок… Жаль, только, что ласточку-то они мою,- Ваяс с грустью повернулся в сторону машины,- Эх… Жаль, такая ведь была… Ироды! Теперь её придётся тут оставить, что уж делать. Ладно, сейчас кое-что соберём, и пойдём на станцию. Видишь во-он тот холмик,- он указал на знакомую нам уже возвышенность,- вот там уже вход в станцию находится, идти нам уже недалеко осталось,- после этих слов мы прошли к задней части автомобиля.

Подойдя к ней, Ваяс достал какие-то инструменты и начал отвинчивать пулемёт, которым я стрелял ранее – ну так правильно, пулемёт – штука стоящая! Пока мой товарищ занимался оружием, я начал заползать внутрь, чтобы достать свою импульсную винтовку. Проползая под бронированными листами, я увидел своё оружие, придавленное куском брони. Еле вытащив винтовку я, ударившись головой об какую-то железку, вылез-таки наружу. К этому времени Ваяс уже расправился с пулемётом и, взвалив его себе на плечо, сказал мне, что бы мы выдвигались.

Мы направились к тому самому ничем не примечательному холмику. Оказавшись с обратной его стороны, мы наткнулись на валун. Я собирался было уже двигаться дальше, но Ваяс, взяв за руку, остановил меня.

-Вот, нам сюда,- он нагнулся и стащил валун. На его месте проявилась большая дыра. Глянув чуть на меня, Ваяс начал спускаться вниз. Я, конечно же, последовал его примеру. Когда я уже почти полностью залез вниз, я увидел, что снизу, у валуна, есть железная ручка. Схватив её, я потянул камень на себя, но, когда камнем было уже закрыто половина прохода, я вновь увидел беловатый силуэт! Я, резко оттащив камень в сторону, выполз по пояс наружу. Вновь посмотрев в ту сторону я уже никого там не увидел.

-Э, ты чего там?- прогудел снизу голос Ваяса.

-Да так, ничего,- ответил я ему,- показалось.

-Когда кажется – креститься надо! Спускайся там давай, да камнем выход не забудь закрыть.

Я снова опустился вниз, взял камень за металлическую ручку и потащил его на себя, тот медленно пополз, а потом с гулким хлопком закрыл выход. После того, как я по лестнице спустился вниз по лестнице, я оказался в небольшом земляном проходе, в конце которого стояла массивная металлическая дверь.

-Вот, мы пришли. Тут мы сможем чуть отдохнуть,- он, подойдя к двери, простучал какой-то код, после чего с обратной стороны незамедлительно послышался аналогичный ответ. Ваяс опять что-то простучал, а потом дверь начала медленно открываться. Последовал сильный пшик, потихоньку начала осыпаться земля.

-О-о, Ваяс! Наконец-то! Мы уж заждались!- вскрикнул повстанец, когда дверь открылась,- Сколько можно было бродить. Мы уж тут тебя раз восемь похоронили!

-Привет,- сухо ответил Ваяс,- вы Хэнка-то не убили, не? Я хоть вас и предупреждал, но…

-Да не волнуйся,  с ним всё в порядке. Сидит вот тут, на диване, всё девушку успокаивает.

-Ну, и прекрасно. Не убили, и хорошо. Ладно, пошли,- сказал мне Ваяс,- заходи, давай!

Когда мы с Ваясом прошли через проём, тот повстанец стал закрывать дверь, а мы подошли к столу, у которого сидела Катя и Хэнк. М-да, странное зрелище: бывший член Гражданской обороны, который утешает девушку в подземном лагере повстанцев… Вот расскажу кому – никто не поверит! Её голова ещё долго смотрела вниз, но Хэнк, увидев меня, сразу начал её трепать, чтобы она наконец подняла свою голову.

-Да вот он, стоит тут, живой, здоровый,- указал Хэнк на меня.

Она медленно поднимала свою голову, а потом взгляды наши вновь встретились. Оглядев меня несколько секунд, она встала и тут же обняла меня, едва привсхлипывая – не то от радости, не то от той грусти. Простояли мы так, обнявшись и прижавшись друг к другу, несколько минут, а потом Хэнк подошёл чуть ближе.

-Я же говорил, что с ним всё будет в порядке,- сказал голос из-под маски.

— Что там хоть с тобой произошло там, на поверхности,- спросила меня она меня,- ничего же страшного там не было с тобой?

-Ай,- легко сказал я,- да так, ничего особенного. Мы тут с Ваясом проехались чуток у лесочка, посмотрели на местные красоты по пути, да и больше ничего так и не было особого,- успокоил я её.  Зачем зря беспокоить?

— Точно-точно?- не успокоилась ещё Катя.

— Точно-преточно, совсем-совсем,- улыбнувшись ответил я.

После этого мы присели на диван. Катя была слева от меня, Хэнк же устроился справа. После того, как мы сели, я начал осматривать комнату. Повстанец, что встретил нас, дверь уже успел закрыть, и он встал, облокотившись телом на стену, потупив взгляд вниз. Комната была не очень большая по своим размерам, не более трёх шагов на восемь. Те стены, что были передо мной и сзади меня были больше, чем те, что были справа и слева. У той стены, в который был вход в станцию, кроме повстанца стояла только маленькая тумбочка со стулом да железный шкаф. В левой и правой стене было по дверному проёму, но слева был не просто проём, а тяжёлая железная дверь, не такая, конечно, как у входа, но не такая лёгкая как обычная дверца. Сами же мы сидели на старом красненьком диване, местами изъеденным уже всякими паразитами, перед нами стоял деревянный стол, а на нём уже стояла ваза с цветочками, лежали обрывки бумаг, слева от стола стоял торшер, сохранившийся куда лучше, чем диван, на котором мы сидели. Чуть вытянувшись вперёд я увидел, что слева и справа от нас было по дверному проёму. Хм, странно, что я на них не обратил внимание сразу.  И всё-таки, куда бы я не пошёл, куда бы меня не занесла Судьба, везде, в любом месте я встречу эту жёлтенькую, одинокую, мерцающую посреди тьмы старую-добрую лампочку Ильича. Так и здесь я её встретил, лениво покачивавшейся из стороны в сторону, и, как мне кажется, улыбавшейся любому человеческому лицу, вступавшем в её светлые объятия…

-Рад, что ты сюда «нормально» добрался,- Хэнк, вероятно, догадывался, что со мной там, наверху, произошло, однако не стал об этом говорить при Кате,- а вот меня тут уже успели пообоследовать…

-Хех, оно и понятно. Что они тут хоть с тобой сделали? Чем мучали,- спросил я его

-Да, было не так уж страшно,- отмахнулся он,- Провели тут меня через всякие аппараты, сканеры, и им подобным штукам, потом меня тут один мужик тестировал – он сам психолог по профессии. Задавал он мне там всякие вопросы идиотские, картинки непонятные показывал, потом меня по связи соединили с каким-то капитаном. У нас тут даже видеосвязь была. Он вглядывался в меня, обсматривал, ища что-то во мне, тоже задавал вопросы, порой, просто разговаривали. Под конец он сказал, что все предыдущие тесты лишь подтверждают, что я «адекватен», как он сказал, и на этом сеанс и закончился. Да только техника сразу после разговора тут же и накрылась,- в этот момент Хэнк двинул руку, что чуть не уронил стоящую на столе вазу, едва успев её взять и удержать,- Ситуация в этот момент было  неприятная: мужик матюгался страшно, орал, вопил, был вне себя от ярости. Его мы тут всем миром успокаивали. Ну, правильно: такую технику сейчас вообще нигде не делают, и мало кого найдёшь, кто смог бы это починить.

-Да, уж, не повезло так не повезло,- не нашёл я других слов,- а вот…

-Представляешь, они даже не успели рассказать о ситуации. Они хотели сначала меня «попытать», а потом уже рассказать о том, что тут произошло, но… В общем, ты сам понял.

-Эй, вы,- обратился к нам Ваяс, выглянув из дверного проёма,- Маничит на связи, быстро за мной, поднимайтесь!

Мы все тут же встали, и пошли за Ваясом. Пройдя коротенький коридор мы, свернув влево, попали в «Связную». Там уже стоял один повстанец, налаживавший связь.

-…так, так, сейчас. Да, вот они! Ваяс,- сказал связной,- вот.

-Значит так,- раздался с той стороны уверенны голос,- что там у вас? А то я толком и не знаю, что там у вас творится из-за этой долбаной связи и твоих криворуких варваров. Кого ты там вообще держишь у аппаратуры, а? Что это за дикари? Ладно, об этом потом. Как прошла операция?

-Товарищ капитан, всё накрылось. Конвой мы уничтожили, но там ещё оказалась засада! Комбайнов было много, была поддержка с воздуха и прочей техники, включая страйдера. От группы мало что осталось, еле ноги унесли.

-Значит вот оно как произошло. Ладно…

-Это ещё не всё,- вставил Ваяс.

-Что там у тебя ещё?- недовольно отозвалось по ту сторону провода.

-У нас тут это… Цитаделец к нам попал, ну, о котором говорили там…

-… … … Хм, ладно, это в корне меняет дело,- всё так же уверенно заговорил капитан после некоторого молчания,- Значит так: работайте по плану «Грей», сами же, взяв людей со своей станции, направляйтесь к «Доскам», а оттуда прямо к Маничиту. Без всяких там крюков и обходов – идти напрямую. Я вам пошлю отряд навстречу.  Выступайте немедленно, прямо сейчас. Вы должны как можно быстрее добраться до нас. Ваяс, сделай что угодно, хоть из кожи вылези, но Цитадельца до нас доведи, слышишь? Готовность вам – пять минут. Отбой.

-Хех, по званию – капитан, а говорит как настоящий полковник,- пробежало у меня в голове,- ну вот, даже посидеть толком не успел…

-Так, ребят, все слышали приказ? Быстро собрались, быстро! Так, а вы, ребят, пока за мной,- сказал нам.

Пройдя вновь в то помещение, где мы пару минут назад сидели, нас остановил Ваяс. Люди бегали из стороны в сторону, что-то собирая, захватывая с собой.

-Итак…-хотел было начать Ваяс, но тут произошло то, что мы никак уже не ожидали: раздался взрыв! Всё вокруг потрясло, торшер закачался, кусочки земли и бетона посыпались вниз, а лампочка тревожно замигала. Все на секунду остановились – никто ничего не понял.

-Что за такое?- не понял Ваяс,- это что так прогремело. Ладно, быстро, быстро в коридор!

Ваяс побежал во второй коридор, за ним тут же пробежали несколько бойцов. Мы побежали за ними, но тут раздался второй взрыв!

-Ложи-ись!- вскрикнул кто-то.

Мы упали, закрыв головы руками. Оглядевшись, через несколько секунд увидели, что проход, в который мы бежали, был уже завален землёй и разбитым бетоном. Железный шкаф рухнул, окончательно заблокировав вход в станцию, системы открытия которого были частично повреждены. Лампа бешено качалась из стороны в сторону, истерически мерцая.

-Твою… Они начали артиллерийский обстрел,- прогудел Хэнк,- надо как можно быстрее сваливать отсюда, через три  минуты они забросают нас и ближайшую площадь крабснарядами.

-Эй, ребят!- показалось лицо Ваяса из-за обломков,- Хэнк, выведи их через второй выход, тебе должны были его показать, и выведи их к «Доскам», слышишь?

-Да, Ваяс, понял. Так, побежали к чёрту от сюда!

Хэнк показал направо, и мы тут же побежали туда. Мы бежали по коридорам: свет нигде не работал, людей уже нигде не было. Пробежав так немного, мы упёрлись в массивную дверь, подобно входной.

-Так, сейчас, минутку,- Хэнк начал возиться с дверью.

Вдруг с той стороны послышалось какое-то шипение и чьи-то переговоры.

-Назад, — вскрикнул он. Отбежав пару шагов, мы услышали взрыв, а потом из пылевой завесы стали выявляться силуэты солдат комбайнов. Немедля, мы втроём открыли огонь – тела попадали в разные стороны.

-Так, кажется, они отходят. За мно-ой!- скомандовал Хэнк.

Пробежав через проём, мы оказались снаружи. Вокруг был густой лес. Он был настолько густой, что свет почти не пробивался через листья, высоко висевшими над нашими головами. Сзади, между двумя упавшими соснами виднелся чёрный дым – вот куда пришлись удары артиллерии. В той же стороне, но дальше, проглядывался какой-то смутный силуэт. Простояв с минуту, я узнал в этой штуковине длинноброда. Он шёл, едва пошатываясь в стороны, и оглядывался по сторонам, время от времени куда-то постреливая. Приглядевшись, я заметил огромное количество комбайнов, бежавших прямо к нам. Их было не меньше двух десятков человек, кроме того, за ними ещё следовала пара броневиков.

-Эй, ты чего встал?- прокричал мне Хэнк уже откуда-то далеко. Обернувшись на голос, я увидел Хэнка с Катей, уже отбежавших далеко от меня.

-Ай… Бегу, бегу-у! Сейчас,- закричал я,- сейчас.

Пришлось мне очень сильно потрудиться, чтобы нагнать их. Мы мчались через лес. Вновь раздались выстрелы, взрывы. Время от времени страйдер пугающе выл, отчего меня всего перекашивало. То здесь, то там слышались короткие очереди, а пули свистели чуть ли не по всему лесу. Иногда пули пролетали недалеко от нас, отгрызая у встречных деревьев кусочки коры. Земля потихоньку начинала вибрировать, а переговоры комбайнов становились всё отчётливее – они подходили всё ближе.

-Вуу-у-у-у-у-хуу-у-у,- страйдер снова выдавил из себя замогильный вой,- БВУУ-УУ-У-у-ууу-у-у-ХУ-У!

-Быстро продвигаются, гады… Нагоняют…

-Хэнк, а что Ваяс имел ввиду под словом «Доски»? Что это такое?- на бегу спросил я.

-Ах… «Доски»… Это,- он обернулся назад, видимо, ожидая увидеть преследователей,- фу… нет ещё… «Доски» — это переправа через Провал. Видел большую пропасть, что недалеко от «Землянки»?

-Да, Хэнк, видел. Через неё, что ли, переправа?

-Да, именно.

-Мост?

-… … Канатка,- сказал Хэнк,- Канатная дорога.

-Чего,- не понял,- это что такое? И почему тогда «Доски»?

-Ай… Как не вовремя!- недовольно вскрикнул он,- Короче – висит канат над пропастью. На канате – люлька. И на ней…,- он вновь глянул назад, и, никого не обнаружив, продолжил,- И на ней мы с помощью мотора попадаем на другой конец, всё ясно?

-Э-э… Да, более-менее,- для меня это сооружение было в новинку – никогда ещё я не знал ничего подобного из методов перемещения. Что ж, буду теперь знать.

-Хэнк, а что там слышно по переговорам комбайнов? Можешь что-нибудь оттуда узнать?

-Э-эх… Попали мы по самую… Короче, послали они на нас уйму народу и отправили оперативный отряд к местоположению «Досок». Выслали несколько вертолётов и транспортники, словом, у них полнейшая мобилизация… Нам надо в несколько минут добраться до «Досок», или…

Вдруг мощный взрыв прогремел недалеко от нас. Мы, конечно, были испуганны, но, не останавливаясь, продолжили движение. Начали падать деревья. Одно из них упал прямо перед нами, но мы, буквально на ходу, перепрыгнули через него.

-Погоди, погоди, погоди,- тревожно затараторил Хэнк,- они начали говорить какую-то…

-Хэнк, Хэнк, что там? Хэнк?

-Запрет на удар артиллерии… Запрет обстрела крабснарядами… Что за бред? Поче…,-он неожиданно замолчал.

-Чего там? Что? Хэнк!

-Сказано взять какой-то объект ЦИТ-7. Что за объект ЦИТ-7… что-то я уже похожее слышал… Чёрт, где?

-ЦИТ-7? Это что?

-Это что-то очень важное, но что – вспомнить не могу… Что-то, что-то… Ладно, не сейчас.

-Хэнк, лес кончается! Там полянка какая-то. Хотя, нет – выступ какой-то.

-Значит, всё верно мы бежали – скоро вы переберётесь на ту сторону.

Хэнк что-то очень сильно нервничает. Местоимения теперь путает – вместо «мы» сказал «вы».

-Только сейчас я заметил, что голос Хэнка стал несколько другим,- думал я у себя в голове,- Он стал отрывистее, кусками бросал фразы. Голос его стал сухим, даже, отчасти, механическим… Что же там происходит у него под маской? Что он думает? Неужели я ошибся в нём?

Лес кончался, впереди виднелся свет солнечных лучей, мы, наконец-то, выбирались наружу. Неожиданно из-за дерева выпрыгнул комбайн, наводя на нас свой автомат, но Хэнк каким-то образом на бегу снял автомат и, почти не целясь, продырявил своими пулями солдата, отчего тот, закинув голову вверх и стреляя в разные стороны,  свалился наземь, окрасив землю своей кровью, пульсирующе вытекающей из дыр в его теле.

Едва мы выбежали из леса, как в лицо ударил яркий, после этой тьмы, свет. Протерев глаза, я увидел интересную картину: перед нами находился здоровенный выступ, словно врезавшийся в широкий и глубокий тёмный Провал, который далеко расходился влево и вправо. На конце выступа, буквально на самом её острие, стояла некое металлическое сооружение, местами укреплённое многочисленными деревянными досками. От этой конструкции тянулись на противоположную сторону несколько канатов, на которых висела одинокая небольшая деревянная кабинка. Та сторона находилась заметно ниже той, на которой были мы, и на ней, также как и у нас, почти сразу же начинались леса и простирались они покуда хватало глаз, только расстояние от края пропасти до лесов было несколько больше, чем у нашей стороны. А там, далее, за лесом, виделось солнце,  мерно закатывавшимся за горизонт, освещая своими последними оранжево-багровыми лучами этого дня леса, листья, кусты, курганы, и все остальные местные красоты.

Некоторое время я смотрел на эту красоту, не имея возможности оторвать ото всего это глаз, но тут рядом прогремел взрыв, сотрясший землю и вернувший меня в суровую, серую и жестокую реальность. Эх, как же было приятно в эти краткие секунды…

Пробежав уже небольшое расстояние до укреплений, нескольких бетонных блоков, которые я иногда видел как ограждение на дорогах, я только сейчас заметил окровавленные тела повстанцев и комбайнов. Судя по всему, пару минут назад тут была перестрелка. Среди тел мы не нашли Ваяса, что нас успокоило – он смог перебраться на ту сторону, так как не думаю, что он бы просто так сдался в плен Альянсу. Хэнк подошёл к телу одного из бойцов Сопротивления и вытащил из его рук какую-то чёрную плоскую штуку с кнопками.

-Что это,- спросил я у него, указав на эту вещь,- Для чего это?

-Надо,- коротко и непонятно ответил мне Хэнк.

Снова раздался этот протяжный долгий вой длинноброда , потом раздался треск и хруст. Лишь я обернулся в сторону леса, как увидел, что в глубине леса начали падать вниз тройка деревьев – они уже был совсем близко. Хэнк вбежал в какую-то будку, как я понял, в диспетчерскую, где он, нажав несколько кнопок и перетянув рычаг, привёл канаты в движение и висевшая на середине обрыва кабинка быстро начала приближаться к нам, покачиваясь из стороны в сторону.

-Так, сейчас эта штука подъедет и,- он глянул в сторону леса,-  В общем… Короче вот, она тут, запрыгивайте! Ну, давайте!

Кабина уже подкатилась и висела около нас, едва задевая землю. Хэнк открыл дверь, и мы тут же вбежали внутрь кабинки.

-По-моему, тут немного тесновато,- сказала Катя,- Хэнк-то влезет?

-Да нормально всё будет,- ответил я,- потеснимся чуток, и он заползёт… Фух, скоро мы переберёмся на ту сторону, и всё будет хорошо,- я обхватил рукой её голову и тихонько прижал её к своей,- ведь так, Хэнк?

Неожиданно дверь  передо мной сильно хлопнула, отчего кабинка нервно закачалась – Хэнк закрыл дверь.

-Хэнк?..

Тут множество мыслей пробежало у меня в голове. Неужели… неужели всё? Это обман? Я поверил ему, а он на самом деле… всё-таки предатель? Неужели…

-Нет, это не то, что ты подумал,- прервал мои мысли Хэнк,- Я не собираюсь тебя убивать,- он повернулся ко мне спиной.

-Тогда… зачем? Почему? Почему ты собираешься остаться,- спросил я его,- Почему?

Он едва повернул свою голову в мою сторону и сказал:

-Я всего лишь предатель… На моей душе висит огромное количество убитых невинных людей, на моих руках слишком много крови… Я предал Человечество, свой Род… своих Друзей… Я предал самого себя. Это слишком сильно давит на меня… От этого груза можно избавиться… Только кровью…

Заходящее солнце играло красками своих лучей на экипировке Хэнка, печально побликивая на его костюме. Он сделал несколько шагов к будке, бросив на нас свой невидимый взгляд из-под маски, как бы прощаясь, что-то нажал, и люлька сначала медленно, а потом быстро покатилась по канатам вниз. От той скорости, от которой мы ехали, трясло всю кабину. Катя держалась за меня. Казалось, эта штука сейчас прямо на лету развалится на куски. Всё это время я смотрел в сторону, откуда мы пришли. Посмотрев через некоторое время в ту сторону, в которую мы катились, я обнаружил, что мы вот-вот будем на месте, однако снова раздался взрыв! Только взглянул в сторону выступа, как увидел лишь разлетающиеся во все стороны куски металла и горящие на лету обломки досок, канаты сильно дёрнуло, так как они потеряли свою опору.

-Мама-а! Мы разобьёмся!

В этот момент, честно говоря, мне тоже хотелось орать во всю глотку, но в этот момент «спокойствие» в эту жуткую ситуацию вносил тот факт, что наша кабина уже пересекла Провал и мы вот-вот столкнёмся с землёй.

-Держи-ись,- только и выкрикнул я.

Мы с сумасшедшей скоростью налетели на землю и камни, нас постоянно переворачивало , отчего нас пихало во все уголки разваливающейся на ходу кабины. Мы так прокатились секунд десять, и, наверно, катились бы так ещё, но кабина налетела на здоровенный валун, отчего она окончательно рассыпалась на куски, и мы вылетели наружу. Сначала на землю выкатился я, а потом на меня очень удачно плюхнулась Катя. Так уж оказалось, что я стал для неё «подушкой». Она упала на меня так, что мы увидели лица друг друга, отчего даже на момент улыбнулись.

-Господи, ну и перелёт,- только выдавил я,- ну, хоть долетели-то…

Я помог Кате встать. Ей повезло – и синяка на ней нет, не то, что у меня… Мы встали и вновь посмотрели в сторону Хэнка – там, на месте будки, осталась лишь незначительная кучка обломков, часть из которых висло над пропастью, время от времени падая вниз.

-А, ты посмотри, посмотри туда!

-Куда,- не понял я.

-Да вот,- она рукой указала в сторону леса,- смотри…

Из-за того, что мы находились ниже той стороны, увидеть там кого-либо было сложнее, но, тем не менее, мы заметили приближающиеся отряды солдат, за которыми шагал… длинноброд. Некоторое время они бежали, а потом остановились.

-Чего это они стоят? Что они там увидели такого?

-Без понятия… Может, это…

Комбайны, простояв немного, начали подходить всё ближе и ближе к оконечности выступа, а потом они начали стрелять. Судя по стрельбе, солдат там было много, очень много, не меньше двух десятков, да ещё при поддержке страйдера!  Неожиданно у основания выступа  сначала появился маленький красненький огонёк, потом ещё один, и ещё… И эти огоньки создали буквально горящий пояс вокруг основания.

-Чего вы тут встали, как вкопаные? В лес бегите давайте, в лес,- закричал сзади вдруг на нас кто-то, дёрнув меня за плечо. Оказалось, что это был Ваяс, а за ним стояли несколько бойцов. Видимо они скрывались в лесу от солдат Альянса.

-Ваяс, погоди, что вот это,- спросил я, указав на светящееся кольцо,- что это такое светится, а?

-А, это… Это бомбы. Мы их установили по приказу капитана, как было предусмотрено в плане Грей. Этот выступ подразумевается взорвать после отступления.

-Взорвать,- переспросил я, а потом, не дождавшись ответа, вновь обернулся в сторону выступа. Только я посмотрел на него, как раздался оглушительный силы взрыв! Он был таким сильным, что мы даже почувствовали лёгкую дрожь земли. Массивный кусок скалы, сопровождаемый многочисленными осколками и тучами пыли, жутко затрещал, прогудел, а потом с хрустом и грохотом обрушился вниз, забрав с собой все стоявшие там отряды комбайнов, кричащих на лету, и беспомощно размахивающего своими ногами вопящего страйдера… Прошло несколько минут, грохот затих, лишь едва отдаваясь эхом вдали, а пыль застелила собой всё ближайшее пространство…

-Ладно, нечего нам тут делать, пошли уже,- негодующе сказал Ваяс,- Это их остановит на некоторое время, но просто так стоять нельзя, ну, вперёд!

Мы развернулись и некоторое время буквально на ощупь шли через эту пелену пыли, висевшей над землёй. В конце концов, наш отряд достиг-таки леса, а там уже всего этого было меньше. Лес этот был, по сути, почти такой же, как и на той стороне, только разве что хвойных деревьев больше было.

-Так, я полагаю, скоро к нам подойдёт отряд с Маничита, а с ними уже полегче будет. Они и экипированы лучше, да и вообще ребята толковые.

И снова взрыв, затем ещё один, и совсем рядом, чуть ли не под ногами, а потом вспышка!.. Ничего не вижу, как ослеп, глаза слезятся… Все заорали, застреляли… Я едва смог открыть глаза, как на меня уставился некто со здоровенной тёмно-синей маской и жёлтыми стёклами. Он размахнулся, и…

Пусто, тишина…

И тьма…

… … …