Глава VII: Братство


-…уроды, теперь фиг из-за них выберешься.

-Эх…

-О, о, смотри, смотри, кажется очухался,- сказал какой-то приглушённый голос.

Я собрался с силами и попытался открыть глаза, но открылись они только наполовину. Всё вокруг было как-то мутно и  неразборчиво, в теле чувствовалась небольшая слабость. Я попытался двинуться, но оказалось, что я был прикован к стулу, на котором я сидел.

-Во, во, задёргался, зарыпался…

Я смог-таки раскрыть глаза полностью, а потом моргнул, после чего всё увиделось в нормальном, а не смазанном виде. Передо мной согнувшись стоял полицай, а за ним, усевшись на стуле, сидел второй, видимо, напарник. Комната, а точнее – камера, оказалась небольшой – не более трёх-пяти шагов в ширь и в длину. Похоже, я в плену.

-Ну, всё, сейчас я,- начал ГэОшник, что был ближе,- покажу ему.

Тот, что сидел сзади, вдруг встал и схватил напарника за руку, которой он уже замахнулся, как я понял, на меня.

-Тихо! Ты, вот, тут сейчас начнёшь ему норму избиений исполнять, а он вырубится после первого же удара, и опять ждать.

-Чёрт… Вот бы его взять и… Да этот как придёт и всё… Но, знаешь, в тот раз он тоже это, того был, но что устроил, а?

-Всё равно не надо, сам понимаешь. Нам его надо нормально доставить, иначе начальство голову оторвёт.

-Да уж, доставишь тут его… Ладно, ладно,- он отошёл в сторону и облокотился на стену, а второй, который его держал за руку, снова сел на стул.

-Проклятье, вот угораздило тебе попасть именно к нам,- прогудел первый,- вот теперь возись с этим.

Неожиданно дверь открылась, а оттуда вышел элитный солдат комбайнов.

-Так, вы, быстро собирайтесь. Войска подготовлены, вас ждём. Упакуйте объект и немедленно выходите, нет времени ждать.

-Есть,- синхронно ответили оба.

-Ита-ак, ну, готовься, пацан,- начал первый, после того, как дверь закрылась за элитным солдатом,- сейчас мы тут…

И вдруг…выстрел, разбивший стекло, что было сзади меня, и склонившийся надо мной полицай отлетел назад с отверстием в голове. Второй только встал со стула и взял стоявший рядом автомат, но тут его убила вторая пуля. Его тело ударилось об стену, а потом медленно, размазывая кровь, сполз по стене. Затем раздался взрыв! Всю комнату заполнило пылью, сопровождаемое звуками рушащегося бетона. Я почувствовал, что меня на моём стуле куда-то потащили. Некоторое время я так и просидел, но мне перерезали верёвки, которыми я был связан, и я наконец-таки почувствовал свободу! Я попытался встать во весь рост, но кто-то своей сильной рукой согнул меня и повёл куда-то через дым.

-Капитан, объект принял,- сказал тот, кто меня держал,- выходим из зоны поражения, приём.

-Понял вас. Всё идёт так как надо. Придерживайтесь плана. Отбой.

Мы долго шли через дым, и лишь минуты через три мы вышли на чистый воздух, где я смог разглядеть своих «спасителей». Оказалось, что была лишь пара обычных повстанцев.

Перед нами, впереди, был густой лес, находившийся на немного выше, чем мы. Сзади же я увидел разные строения, напоминающие обычные здания для обслуживающего персонала, которые теперь комбайны переделали под свои нужды. Место, откуда меня вытащили, было полностью затянуто дымом и пылью. От здания влево и вправо отходила каменная ограда, за которой находился внутренний двор и прочие постройки – ничего более не было толком видно. Отовсюду были слышны выстрелы. Их было много, очень много. Не меньше было и взрывов, регулярно гремевших большей своей частью во внутреннем дворе. Такое ощущение, словно здесь не какая-то обычная перестрелка, а нечто большее. Это было не так, как на заводе, или у «Досок», и даже не так как у Комбайновской Трассы… Это было значительно больше, шире, масштабней!

-Живей,- кринул тот, что держал меня,- сейчас нагонят! Вон,- он указал в сторону дыма, откуда начинали смутно проглядываться силуэты солдат.

Мне так и не дали разогнуться и в такой неудобной позе приходилось бежать, преследуемыми комбайнами.  Мы приближались к лесу, но комбайны уже почти нагнали нас, а вокруг, на удивление, никого не было — мы остались втроём против нескольких отрядов Альянса. Рядом лежало несколько валунов, за которые меня кинул повстанец, а сам он вместе со своим напарником лишь едва отошли назад, развернувшись лицом к противнику. Те остановились, а затем шагом стали приближаться к нам.

-Сиди-ка ты тихо, -сказал мне боец, положив мне руку на плечо,- Сиди и не высовывайся…

Солдаты Альянса медленно подходили, держа нас на прицеле. Я думал, что всё, сейчас уже я уже не выберусь: нас двое, а их не меньше тридцати, вокруг никого нет. Но вдруг, как гром среди ясного неба, со стороны леса я услышал до боли знакомый голос, точнее не голос – вопль! Уже услышав его однажды, его запоминаешь на всю жизнь и никогда уже не перепутаешь с чем-либо другим, и я был просто ошарашен, услышав его именно здесь и именно сейчас…

-Ссаные псы-ы-ы!!!

И зашумела его машина смерти! Комбайны оказались удивлены не меньше меня от такого приёма!  От страха я прижался как можно сильнее к земле. Я видел, как пули одна за другой, светясь рассекая воздух, косили множество  врагов — пулемёт Туфа нёс смерть всем тем, кто стоял на его пути. Но стрелял не он один – вокруг нас появилось ещё несколько солдат, которые стреляли по врагу,  не давая новым силам Альянса так быстро подойти. Это отряд комбайнов, попав под перекрёстный огонь, не выдержал и минуты под натиском повстанцев и минигана Туфа.

-Всё, пошли, вставай давай,- меня схватили за руку и потащили.

Мы побежали к лесу. Бойцы Сопротивления, что нас прикрывали, уже успели скрыться в тумане, а Туф… Тоже куда-то исчез. Мы бежали, но меня уже не держали полусогнутым как несколько минут назад. Добежав до леса, они меня отпустили.

-Всё, принимай подарочек!- крикнул куда-то в глубину леса, где сидел отряд повстанцев,- всё в порядке!

Сначала они чего-то там копошились, а потом один из них, у которого за спиной висела непонятное мне оружие, побежал в нашу сторону. Фигура этого человека мне показалась довольно знакомой, но я не понял, кто же это был.

-Вот, держи,- сказал державший меня боец, достав рацию.

-Фух, наконец-то,- сказал подошедший,- ну, дружок, теперь ты в безопасности,- голос его показался мне довольно-таки знакомым, но я опять не смог догадаться, кто же он, и где я его видел.

-Капитан, объект доставлен. Принят вашими, приём,- сказал тот повстанец.

-Понял. Отлично! Будем ждать. Ведите его скорее. Отбой.

-Ну, ладно… Всё, дружок, побежали, давай, а то Ал мне потом скажет где я тебя всё это время таскал,- сказал «принявший» слегка улыбнувшись.

Мы побежали через лес. Вдали гремели выстрелы и взрывы. Постепенно их становилось всё меньше и меньше. Мы пробежали немного через лес и выбежали на открытую местность. Мы оказались несколько выше того места, где были ранее. Теперь этот двор был виден значительно лучше, как и здания за ним, многие из которых были повреждены взрывами. Стали видны ангары, из которых выезжала техника, а из некоторых даже длинноброды выходили, а по двору бегали отряды комбайнов. Кажется, то место, где они меня держали, было больше военной базой, чем место для хранения пленных.

Оказавшись вне леса, на свету, я смог уже получше осмотреть своего спутника. Оказалось, им был… Кройцман! Да-а, он очень сильно изменился с первой встречи: нет ни костюма с отливом, никаких понтов и шика, лицо его было измазано в земле, как и его обычный повстанческая экипировка. Из всего лишь его короткая причёска осталась неизменной.

-Погоди, погоди… Ты что, не узнал меня, что ли,- смеясь угадал мои мысли Кройц,- А я-то думаю, чего ты на меня так странно смотришь! Это я, Андре Кройцман. Помнишь, да?

-Помню, помню,- смущённой ответил я,- ты так…

-Да, да, да, знаю, что для тебя изменился я порядком… Но уж такого я не ожидал от тебя. Гм… Знаешь что, ты ещё не одного меня тут встретишь, поверь мне!

Едва он закончил, как за ним, на пригорке, я заметил некую тёмную фигуру. Это был человек очень высокого роста, стройный, одетый во всё чёрное. На нём не было никакого головного убора, сверху на нём был длинный чёрный плащ, разделяющийся на две части в конце, подобно языку змеи. Плащ его гордо развевался на ветру, дующему лицо этому человеку. Под плащом у него был чёрный жилет, а носил он, опять-таки, чёрные брюки, покрывавшие массивные сапоги. Руки он держал сзади, а глаза его уверенно глядели куда-то вдаль, словно высматривая что-то.

И вдруг… Раздался сильный-пресильный свист! Резкий, очень громкий, режущий по ушам и выворачивающий наизнанку свист! Я закрыл уши, но это не особо помогло. Пытаясь хоть как-то справиться с ужасом этого свиста, я заметил, что какой-то пучок света, подобно стреле, вонзилась в одно из зданий, что было во дворе, и разнесло его на куски, образовав целую дымовую завесу! Затем ещё одна «стрела» пролетела над нами и врезалась в то же место! Потом ещё одна пролетела и взорвалась где-то там же, а затем ещё, и ещё, и ещё! Снаряды один за другим летели, словно наперегонки! Земля сотрясалась от многочисленных ударов, стоял просто сумасшедший грохот и гул, сопровождаемый невыносимым свистом! От всего этого я упал на колени, сжимая свои несчастные уши, а тот, что в плаще, стоял абсолютно спокойно и невозмутимо, словно он этого всего ужаса и не слышит. Меня всего разрывало на куски, а снаряды всё летели, и летели, и летели… Я не знаю, сколько так всё это продлилось – но для меня это были бесконечно длинные часы…

И вдруг, шум исчез, пропали снаряды так же неожиданно и резко, как и появились. Остался лишь далёкий гул, клубы пыли и грязи, нависшей над местом обстрела, и звон в ушах. Я, опираясь на своё колено, медленно встал и начал искать Андре, так как после всего этого я даже толком не понимал всего того, что происходит вокруг.

-Да уж,- крикнул Кройцман,- хорошенько тебя тряхануло! Впрочем, в первый раз это всё так оно бывает. Ладно, пошли.

Мы пошли к пригорку, на котором стоял тот человек в чёрном, которого, однако, я там уже не увидел. Мы взобрались на него, а там я увидел самый настоящий лагерь!

Одна его часть находилась на небольшой поляне, а другая – в лесу. На поляне стояли наскоро расставленные столы и скамейки на пару с палатками и кострами.

-А, Кройц!- сказал кто-то рядом,- Ты где был? Где ты его всё это время таскал, а?

-А? Чего?- переспросил Андре, словно не поняв, что ему сказали.

-Я говорю,- прокричал подошедший,- Где ты его всё это время таскал?

— Ах, Алик, ну чего ты? Задержались мы чуток после артобстрела. Его, вон,- сказал Андре, указав на меня,- чуть не разорвало на куски от этого шума,- Кройцман немного отошёл в сторону, и я увидел того, кого он назвал Аликом.

Этот человек заметно отличался от тех, что я встречал ранее. На нём был незнакомый мне комбинезон земельного цвета, поверх которого висел такого же цвета бронежилет, не похожий ни на один из комбайновских. Сверху на нём был капюшон, а рот и нос были закрыты тёмно-зелёной тканевой маской, из-под которой выглядывало непривычно ухоженное и очень бледное лицо. Сзади у него свисал, кроме вещевого мешка, противогаз, и автомат, внешне напоминавший Автомат Калашникова, но несколько другой формы и со здоровенным штык-ножом, а на руках его были чёрные кожаные перчатки. Когда он меня оглядел, глаза его приветливо улыбнулись, и от былой строгости не осталось и следа.

-Хм… Цитаделец, I suppose[1],-деловито сказал Алик. Он бегло оглядел меня сверху донизу,- Ладно… Привел-таки. Пошли, я тебя кое-кому покажу. Думаю, ребята будут рады тебя видеть здесь,- сказал он и повёл нас через поляну.

Пройдя через её центр, мимо столов и палаток, мы вышли к месту, где возвышенность резко заканчивалась, образуя некоторого рода обрыв, с которого открывался неплохой вид на город, окрашиваемый заходящим солнцем. Недалеко от обрыва было несколько скамеек вокруг костра, на которых сидело несколько человек, среди которых резко выделялась фигура той самой персоны в плаще, что была одета во всё чёрное. Увидев нас, он встал и уверенным, но плавным шагом двинулся к нам.

-Вот он, Док. Добрались-таки до него,- сказал Алик, когда тот подошёл.

Этот незнакомец постоял немного, рассматривая меня, а потом пригласил присесть к ним. Я, в сопровождении Кройца, Алика и этого человека, подошёл к костру, а у него… У него сидели мои старые знакомые: Туф, Йен и игравший на гитаре Рейво! Увидев меня, они, как я понял, сильно обрадовались.

-О-о, здарова!- вскрикнул Йен.

-Хех, приветствую тебя, дружище,- гораздо сдержанней встретил меня Рейво.

-Таки ты тут.  Да-а, видел я тебя! Чуть весь камень не зассал!- смеясь сказал Туф, положив руку на лежавший подле него Миниган.

-Господи, Туф, что ты там с ним делал?- испугавшись спросил Йен.

-Хе, просто он ещё толком ни разу не слышал настоящей стрельбы!..

-Ладно, Туф, погоди,- прервал Рейво, а затем продолжил, обращаясь ко мне,- Вижу, у тебя накопилось много вопросов… Не стесняйся,- после тех слов меня посетило некоторое де-жавю,-  но для начала я тебя познакомлю с твоими новыми товарищами. Вот этого «комрада»,-он указал на того, что был в маске и со странным автоматом,- зовут Аликом. Человек начитанный, много знает, притом из разных областей, неплохо разбирается в тактике ведения боя, только с военными сокращениями у него маленький провал.

-Ай, Рей, ты меня всю жизнь этим мучать будешь?- словно обидевшись воскликнул уже присевший на скамью Алик.

-А то,- ехидно улыбнулся Рейво,- Ты же знаешь, я такой… Ну, а в общем он,- вернулся Рей к своему описанию,- приятный и дружелюбный парень, только разве что немного импульсивен. А вот он,- указал на человека в плаще,- человек достаточно известный. У комбайнов он известен как «Хирург», но мы все называем его Доктором, или коротко – Док. Человек решительный и расчётливый, очень много знает, управляет всей нашей военной группировкой Маничит, достаточно сдержан, не бросается, как говорится, «грудью на амбразуру», сохраняет хладнокровие в любой ситуации.  Также неплох в военном деле, стратег, и, как сам сказал: «На пару с Аликом любого Гудериана разобьём». Приятен в общении. Ну, в общем так. А теперь расскажи-ка ты нам свою историю с самого начала, вплоть до прихода к этому костру.

-Только всё в мельчайших подробностях,- попросил Алик.

-Ну, хорошо, хорошо…

Я рассказал им вновь всю свою историю: как я попал к Рейво, как встретил Туфа, рассказал про Ленка, бензоколонку, У12 и Комбайновскую Трассу, про завод и страйдера, про «Землянку» и «Доски»… Всё, от начала и до конца…

-Э-хэ-хэ Хэ-хэ-э-э,- грустно протянул Ал,- Так вот оно как всё было… А я-то думал… Ленк… Говорил ему, ну не надо так! Слишком рискованно!

-Алик, что ты хотел? Это Ленк,- сказал Рей,- Он без этого – никуда. Да, ты и сам иногда такие авантюры делаешь… А так, жалко бедолаг… И Ленка, и Виктро, да их всех…

-А то, что с длиннобродом там было, так это и понятно. Для тебя это были слишком большие нервные перегрузки, оттого и в голове было чёрте что,- добавил тот.

-Ну, да ладно, Алик, мы сейчас не об этом. Спрашивай теперь,- обратился Рей ко мне,- что там тебе надо. Какие вопросы?

-Да, Рейво, мне есть чего спросить,- сказал я,- Во-первых: как вы тут все оказались? Во-вторых: Что тут происходит? Откуда столько бегающих людей и…

-Тихо, тихо, тихо,- остановил меня Рейво,- Погоди, не всё сразу… Эх, в общем… Да, ты действительно не в курсе, что тут вокруг делается?

-Без понятия.

-И ты не помнишь, что было между тем, как тебя взяли в плен и тем, когда тебя освободили?

-Нет, ничего не помню.

-Понятно… Хе, знал бы ты, что там они с тобой делали… Ну, да ладно, мы не об этом. Короче дела обстоят так:  Фримен устроил форменный беспорядок в Городе, прошёлся по побережью, а потом зачистил Новый Проспект.

-Что? Зачистил Нова Проспект?

-Да, а затем началось восстание…

-Бойцы Сопротивления открыто вышли на улицы Города и открыли огонь,- продолжил Доктор,- Наша база Маничит вышла из «режима сна», перейдя к активным действиям, прошла мобилизация всего основного состава, потому мы,- он указал на всех сидящих рядом,- и находимся сейчас здесь. На данный момент часть войск прикрывает восточное направление от подходящих к Городу сил Альянса, другая группа, ликвидировав несколько «мешков», взяла Центральный Вокзал и направляется непосредственно к Цитадели. Сам Фримен с бойцами штурмует Нексус. Вот такие вот дела.

-Кстати, по поводу бойцов и нашей станции,- сказал Рейво,- Помнишь я тебе рассказывал про Ральфа? Так вот, с ним и его группой всё в порядке. Комбайны тогда стали его преследовать и он никак не мог от них оторваться. Несколько раз он проходил мимо нашего убежища, потому мы и слышали переговоры ГэОшников. В конце концов, комбайны сами заблудились в туннелях, а там… Ты сам понимаешь.

-А то, что ты сейчас видел,- говорил Док,- это было ликвидацией очередного мешка. Комбайны были в окружении, и мы как раз занимались их уничтожением, совпавшим с твоим освобождением.

-Хе, понятно…-перебирая в голове последние события я вспомнил Катю, Ваяса и других, удивившись, что они не находятся сейчас здесь, и не мог не спросить где же они сейчас,- Погодите, а что с Катей, что с Ваясом? Где они? Неужели…

-А, не волнуйся ты,- обнадёживающе сказал Алик,- С Катей всё в порядке. Мы её приставили к кое-каким товарищам, чтобы развеялась, а то сама никакая, так и нас тут чуть не запилила из-за тебя,- тут он едва улыбнулся,- Сейчас её в лагере нет, но, поверь мне, скоро будет. Они как раз сейчас должны скоро вернуться из Маничита…

-А этот лагерь не Маничит?- удивлённо спросил я.

-Нет, конечно!- просмеявшись сказал он,- Думал, мы будем держать одну из крупнейших повстанческих баз под самым носом у врага, да ещё так нагло и открыто? Не-е…

-База Маничит – это бывший военный объект, подземная база,- продолжил Йен,- построенная ещё давным-давно. Честно говоря, мы наткнулись на неё чисто случайно, но находка эта была просто сумасшедшей! Там оказалось множество военной техники, часть которой было использовано вот буквально сегодня, оружия, патронов, электрогенераторов, фильтры, противогазы и чего только там не было! Там даже оказалась всякая аппаратура, использующаяся в производстве, и даже заводские станки, эвакуированные ещё, как мы поняли, во время войны. Сама база занимает просто огромно пространство, большая часть которой ещё не разблокирована. Уникальный объект, такой редко где встретишь.

-И мало того, что её фиг найдёшь,- заканчивал уже Алик,- так ещё она способна автономно существовать в течение месяца! Словом – вещь. Кстати, про вещи, Ваяс просил тебе это передать,- Ал снял рюкзак, достал оттуда мою мини-сумку, потерю которой я даже и не заметил, и протянул её мне.

-Так а что с Ваясом,- спросил я, надев сумку на себя,- Он тоже, я понимаю, живой?

-Да, живой он, живой. Сейчас находится в центре Города, штурмует Нексус – пусть отрабатывает свой промах.

-Кстати, Алик, а что это у тебя за автомат такой… Это АК, или что?- спросил я вопрос, висевший с момента знакомства с ним.

-А-а-а…-загадочно протянул он,- Эта штука… Хе. В общем, это называется «Абакан» — что-то вроде Автомата Калашникова, только точнее. Он может выстрелить так, что две пули, выстрелянные подряд, попадут в одну и ту же точку!

-Врёшь,- не поверил я,- Даже комбайновские АР так не могут!

-А этот автомат может. Видишь во-он то дерево,- он пальцем указал на ель,- подойди к ней, сам сейчас всё увидишь.

Ведомый любопытством я подошёл к ели и встал недалеко от неё. Алик лениво поднял свой автомат, а затем небрежно одной рукой навёл его на дерево. Подержав так автомат немного, он выстрелил. После того, как несколько щепок разлетелись в стороны, на стволе дерева обнаружилась одна дырка, хотя я отчётливо услышал два выстрела. Алик встал и подошёл ко мне со своим автоматом.

-А теперь смотри,- он поковырявшись снял штык-нож с автомата, а затем начал ковырять лезвием в дереве. Сначала он оттуда извлёк одну пулю, а буквально за ней вторую, затем он показал их мне,- Вот, видишь? Жаль, что только на две пули работает – при более длинных очередях разброс становится почти как у Калаша, в отличии от АЕКа,- он дружески улыбнулся Рею.

-Ну что, достаточно выпендрился, а, Алик?- ехидно спросил Рейво.

-Nein, mein Freund. Ich muss einige deutsche Phrasen sagen. Denkst du das, oder?-сказал что-то Алик на непонятном мне языке.

— Me vive en ciudad Sergiev Posad!- протараторил Рей,- Мы тоже на незнакомом языке говорить можем, ага,- он улыбнулся.

Мы пошли обратно к ним, и, когда я собирался присесть на своё место, я снова обратил внимания на повязки, что были у Туфа, Йена и Рейво. Подобный силуэт был на каком-то оружии, что лежало у Доктора, и такая же повязка была на его поясе.

-Чуть не забыл! Рейво, а что вот это такое? Что обозначают эти ваши повязки? Это ваш «клуб» какой-то, да?

Ребята медленно переглянулись между собой, словно совещаясь: стоит это ему рассказывать, или нет?

-Хм… Вопрос достаточно интересный,- начал Рей,- Эта эмблема имеет глубокие корни и очень занимательную историю…

-Но,- прервал Туф,- думаю, это тебя не заинтересует сейчас, и это слишком долго будет рассказывать, потому скажу кратко. Раньше, ещё до вторжения этих инопланетных зассанцев мы были знакомы, а потом вместе перестреляли туеву хучу пришельцев во время Войны в раздолбаной Москве…

-И потому,- Рейво вернул «власть» над повествованием,- в знак нашей дружбы и братства, мы повязали на себя эти кучки ткани. Кстати, эту идею придумал Алик… ,-с ухмылкой сказал Рей.

-А как ваш этот «клуб» называется?

-Ну, хех, мы особого названия и не создавали, даже не задумывались об этом, только боец один назвал нас однажды Братством, так теперь нас и называют…

-А каково это оно было… В Москве,- спросил я,- Какой она была? Что собой представляла? Отец… мне мало рассказывал об этом городе,  кроме того, что там был Кремль и Мавзолей Ленина, я ничего не знаю.

-Москва…-одухотворённо произнёс Рейво,- Москва… Это… Сложно это описать в двух словах. Это был гигантский город, в котором бурлила жизнь, кипели страсти, протекали потоки денег… Люди там могли найти себе славу, богатство, уважение… Там хранились сотни и сотни картин различнейших художников, улицы украшали искуснейшие фасады, люди строили дома до небес, а в земляных недрах вырыли быстроходное метро… Это была самая настоящая Столица, со всеми своими достоинствами… и недостатками. Вообще, о довоенной Москве можно говорить долго… Но не меньше можно рассказать и про то, как выглядело вторжение комбайнов… Хех, казалось бы, всего несколько часов, но зато какие… Этот город дал серьёзный отпор во время Семичасовой Войны… Впрочем, об этом мы будем чуть попозже…

-Ммм… Какие аппетитные запахи тянутся,- сказал Кройцман.

-Потому что сейчас самое время… поесть,- последнее слово Алик сказал чуть дыша, словно уже наслаждаясь предстоящими яствами.

-Время для чего?- переспросил Андре.

-Для еды!- восторженно крикнул Ал.

-Правильно, давно пора,- поддержал Туф,-Так, где мои зефирчики?

-Всё, ребят,- поднимаясь сказал Доктор,- Пошли есть.

Все дружно встали и направились к лесу. Попав под крону возвышающихся вверх деревьев, мы подошли к прямоугольному деревянному столу, на котором уже стояла еда.

-О-о-о, пир сегодня будет славны-ым,- воскликнул Туф,- Настоящая еда, а не какая-то фигня!

-Ура, борщ!- обрадовался Алик.

-Ребят, сегодня был тяжёлый день, так что и поесть надо соответственно! Налетайте!

Все тут же присели и начали наслаждаться едой. Напротив Туфа, кроме основного, стоял стакан с чаем и гора зефирных морячков, которых он размеренно поглощал. Алик, едва сняв маску, бросил всё и начал вовсю уплетать свой борщ. Рейво же не торопился, подобно Алу, и ел спокойно. Йен же сначала поел немного, а потом вдруг перестал, словно о чём-то задумавшись. Доктор же о чём-то разговаривал с каким-то повстанцем. Это место производило впечатление самого обыкновенного настоящего лагеря: кругом горели костры, то здесь, то там метались люди, кто-то что-то таскал, кто-то к кому-то бежал что-то передать, оживлённо общались, в глубине леса виделся перевязочный пункт,  радист, сидя на складном стуле, что-то записывал, а затем что-то отвечал, один объяснял другому что-то,  другой боец доделывал своё убежище-шалаш  – словом, лагерь жил!

Я, попробовав основное, уже никак не мог остановиться – такой вкуснятины я не пробовал давно-о. Это тебе не какая-то шушера!  Долгое время я поедал всё это, ни на что не реагируя, пока меня не «ввёл в реальность» ор сидящих рядом.

-Док, ты идёшь?- прокричал Рейво, но безрезультатно – Док словно проигнорировал Рея.

-Док, ты идёшь, или как?! А то сейчас всякие ссаные псы придут и хана жратве!- Доктор не отреагировал и на это.

-БАЗА ВЫЗЫВАЕТ ДОКА,- завопил Йен, сложив ладони рупором,- БАЗА ВЫЗЫВАЕТ ДОКА, ПРИЁМ!

— Что?- Хирург обернулся,- А-а-а… Да не орите вы, сейчас буду,- после этого Доктор бросил пару фраз тому повстанцу и сел на своё место.

-Да-а… Это, конечно, не как у Иры,- брезгливо сказал Алик, после того как Доктор сел за стол,- Но всё равно это не то убожество, что приходилось есть до этого.

-Не, ну у неё-то борщ няшный,- согласился Доктор,- А ты чего не ешь, а, Йен?

-Да, так… Я вот подумал… Знаешь, иногда…

-А-а… Вот только не надо опять про этот холодный ветер, засохшие листья и розовые закаты!- резко прервал Туф.

-Туф, ну вот куда ты опять?- сказал Рейво,- Что, человек уж помыслить не может?

-Ноют, мол у них нет девушки, нет друзей, родители собаки и все такое.. Хватит это терпеть!

-Туф!!!-вскрикнул Алик.

-Будь мужиком, б…-в этот момент Доктор, сидевший рядом, молниеносным движением просто рукой закрыл рот Туфа.

Повисла неловкая пауза. Несколько минут все сидели, лишь переводя взгляд друг на друга.

-Сейчас бы наговорил всяких слов, а тут,- Хирург кивнул в мою сторону,- Сам понимаешь…

-Да, что-то я погорячился сегодня,- сказал Туф, после того как Доктор убрал ладонь,- Ну, да ладно… Алик, ты, вон, лучше сыграй нам что-нибудь!

-С радостью!- Алик встал из-за стола и отправился к недалеко стоявшему походному электронному пианино, что скромно держался в кустах. Сев на инструмент, Ал сначала снял перчатки, из-за которых выглянули чистые бледные руки, и, сыграв парочку каких-то мотивов начал музицировать.

-Фу-у, играет хуже мёртвого пингвина,- недовольно сказал Рейво.

-Да нет,- возразил я,- Довольно-таки хорошо играет.

В этот момент все рассмеялись.

-Да нет, это название такое у мелодии: «Хуже мёртвого пингвина»,- объяснил мне Йен,-  Хотя, нам бы надо что-нибудь весёлое, да?

-Да,- поддержал Туф,- только не какую-нибудь фигню, а то обоссу,- улыбаясь сказал он.

Алик со злобной ухмылкой на лице начал наигрывать какую-то мелодию. Мне она показалась достаточно весёлой, но остальным она резко не понравилась – у всех на лице появились такое выражение лица, словно съели целиком весь лимон.

-ОБОССУ!- вскрикнул Туф, и было непонятно, то ли это он в шутку, то ли в серьёз,- Обоссу, я сказал! Чумачечую весну ещё нам тут наигрывать будешь…

-Ладно, ладно, ладно,- смеясь ответил Алик, а затем начал наигрывать третью мелодию, которая уже не вызывала пререканий.

Однако поиграть Алик успел лишь несколько минут. Некоторое время спустя к нам подошёл  незнакомец.  На нём были земельного цвета штаны и тёмная кожаная жилетка. Многочисленные карманы кожанки были полностью забиты патронами, также их много висело и на поясе. Волосы на его голове торчали в разные стороны, лишь сдерживаемые зелёной повязкой, лицо его было всё испещрено шрамами и порезами, а сзади у него свисал внушительного размера дробовик. На его левом плече была повязка Братства, также из одного кармана торчал зачем-то пучок незнакомой мне травы.

— О-о-о! Приветствую, что-то слишком долго тебя не было,- поприветствовал Доктор пришедшего.

-Зобр, пришёл-таки наконец!- обрадовался Алик.

-Ага! Ты где пропадал, собака?- дружески встретил Туф.

-Ну, привет,- кратко сказал Рей.

-Здравствуй, дружище,- протянул Йен.

-Здорова, ребят,- как-то устало и неохотно ответил Зобр.

-Говори давай, чего задержался?- спросил ещё раз Хирург.

-Да так, фигня. Отстреляли пару-тройку лишних идиотов и всё. Вы этого-то засранца достали?

-Цитадельца, что ли? Так вот он, гляди,- Доктор указал на меня,- собственной персоной.

Подошедший молча оглядел меня, а затем продолжил:

-Он хоть стрелять-то умеет?

-Ну, Зобр, иначе бы он сюда не добрался.

-Ладно, одним геморром меньше. Есть что пожрать-то?

-Конечно, садись давай! Тут, вот, борщ стоит!

-Охренеть!- удивился Зобр,- Хе, борщ…

В то время, пока он садился на своё место, Доктор сходил, как я понял, за добавкой для него. Вернулся Хирург с повстанкой, которая и преподнесла тарелку гостю.

-Ну, Зобр, рассказывай, что там у тебя было?- поинтересовался Доктор,- И где остальные ребята?

-Да… Разорвало всех ребят нафиг. Идиоты какие-то попались, ей богу идиоты…

-Чего произошло?

-Чего, чего… Короче, проходы мы те от зомби и прочей хренотени очистили. Там как раз несколько пацанов и замочили. Одного захапали зомби, пока он шнурки, понимаешь, завязывал! Шнурки…

-Шнурки?

-Во придурок… Ладно, другой ещё круче оказался – принял зомби за своего, а тот его живьём на куски и разорвал! Хе-хе…-почему-то смеялся Зобр.

-Мдя… Принять зомби за своего… Это надо было догадаться!..

-А на этом наши приключения не закончились. Мы возвращались через ту станцию, ну, через какую надо было по плану. Так вот, её Альянс полностью накрыл крабснарядами… Никого в живых не осталось. Все поголовно стали безмозглыми трупами…

-Кошмар,- только и выговорил Йен,- неужели… совсем все?

-Да, чувак, вообще все!- подтвердил Зобр.

-Да-а… Представляю, что там у вас было!

-Угу. Я один, как видишь, выбрался. Кого-то живьём съели зомбари, а один, знаешь, поскользнулся на ровном месте и налетел прямо на языка! И шею свернул… Знаешь, как звонко прохрустели позвонки,- сказал Зобр не без непонятного мне удовольствия,- Я уж его пристрелил, чтобы не мучился, а то хрен его знает, был ли ещё жив, или что… Док, скажи-ка лучше как у тебя тут всё прошло,- спросил он у него, когда закончил с супом.

-Всё прошло нормально. Комбайнов накрыло, будь здоров, всё там на куски разнесло.

-Чувствую, вы своим Градом дали им просраться как следует,- со злобной усмешкой сказал Зобр,-  Давай посмотрю, что там вышло, да ещё и этого,- он кивнул на меня,- толком рассмотрю, хе-хе.

Доктор проводил нас к тому месту, где был костёр со скамейками, и оттуда показал разбомбленную базу комбайнов. Солнце уже почти зашло за горизонт, отчего всё вокруг принимало несколько торжественный оттенок.

-Хе-хе-е-е… Вот уж вы им показали, вот уж учудили… Ну да срать. Дайте-ка я…

Вдруг что-то словно ударило в голову! Мгновенно навалилась усталость, я закачался. Всё стало как-то плыть и размываться. Стало невыносимо душно, и словно нечем было дышать…

-Э, чего это он,- спросил Зобр у Доктора.

-Не знаю…

Новый удар! Жуткая усталость была выбита страшной болью. Ноги подкосились, и я свалился на землю. Голову тут же заполнил страшный шум! Всё вокруг словно гудело, стреляло, орало! Тело всё дёргалось от раздирающей на части боли, словно тебя живьём разрывают на куски! Всё стало красным! Я кричал, кричал от боли что было сил, но потом уже не хватало сил и на это! Я уже почти ничего не видел, среди всеобъемлющего шума едва различал человеческие голоса.

-Ворт! Что за…

-Я не понимаю,- я едва различил в этом голосе Кройцмана.

-Погодите, что это?

Что-то, словно лезвие, вонзилось в меня, прокрутилось во мне, затем ещё раз, а потом ещё! Я услышал множество голосов, как знакомых мне, так и не знакомых, но все их покрывал какой-то далёкий холодный глубокий голос, словно приходящий из неведомой дали, словно из склепа…

-Мать твою, что за джигурда!? -выкрикнул Алик.

-Толку никакого…

С большими усилиями я смог различить лица тех, что находились около меня. Рядом были и Доктор с Зобром, и Йен с Туфом, и Алик с Рейво. Надо мной склонился Андре, пытаясь что-то сделать, и колдующий вортигонт.

-Дело другое здесь,- протянул тот.

-Что?!

-Цитаде-е-ель…

Вдруг вспышка! Увидел отчётливый силуэт Цитадели! Вновь невыносимая волна боли! И холодный вой замогильного зова!

Вновь вспышка! Ребята стояли, обеспокоенно оглядываясь то на меня, то на Цитадель!

-Какого…-выдавил Рейво.

И… Всё исчезло. Исчез шум, всё накрыла тьма и стальная тишина. Я не видел ни своих рук, ни ног – ничего… Только осталась усталость,  движения мне давались с невыносимыми усилиями. Но вдруг среди этой непроглядной тьмы появился тоненький лучик света. Он медленно тянулся ко мне и, достигнув цели, начал медленно расширяться, пока не превратился в светящуюся платформу. С того далёкого конца, из глубочайшей тьмы, вышел тёмный силуэт. Он медленно, шаг за шагом приближался ко мне. Даже когда он подошёл совсем близко я не смог различить его лица, лишь едва проглядывались формы бесформенного балахона. Этот человек едва нагнулся.

-…Да-а… Вижу я, тяжко тебе,- медленно сказал Он чьим-то знакомым мне голосом,- Тяжело… Однако… Я… смогу тебе помочь, но… только если ты.. сам… протянешь руку. Я… не смогу помочь тебе, если ты… не приложишь… свои усилия. Один… Я не могу… спасти тебя. Просто протяни… мне свою руку…

Я попытался поднять её, но это отозвалось пронзающей болью по всему телу. Казалось, я поднимал двухсот пудовые гири, но, на деле, я смог поднять свою руку лишь на пару сантиметров.

-Да… Я знаю… Это тяжело,- Он протянул мне свою длинную руку,- но… приложи свою силу… Иначе, я не смогу… Давай!

Чем выше я поднимал свою руку, тем сильнее были боли. Казалось, я уже должен был орать во всю глотку, но почему-то не кричал, хотя боли рвали всего меня. Я смог почти дотянуться до Его руки, но боли стали просто невыносимыми!

-Ну! Не сдавайся! Ещё чуть-чуть! Сделай это! Ещё рывок!

И какими-то неимоверными усилиями я смог поднять свою руку на последние несколько сантиметров! Он тут же схватил мою руку и начал медленно поднимать меня. Боль и усталость как рукой сняло, тело показалось таким лёгким… Я всё пытался понять, кто же этот человек. Кто Он, чей это голос? А потом, словно озарение…

-Папа?..

Несмотря на то, что я не мог различить что-либо в Его лице, искренняя улыбка тут же бросилась в глаза.

-А теперь… просто расслабься… Всё будет… хорошо…

… … …



      Я полагаю(англ.)