Глава XI: Привал


Первым к Зобру подбежал Кройц. Он сразу перевернул раненого товарища на спину и спустил вниз рюкзак с красным крестом. Присмотревшись, я заметил, что у Зобра шла кровь.

Пока оказавшийся около меня Хирург помогал мне встать, все остальные уже подошли к другу.

-Да не толпитесь вы! – крикнул Андре, выкладывая на подстилку бинты, вату и другие принадлежности, — Не мешайтесь!

-Пральна, — поддержал Туф, — Киру дышать нечем, да и врачу не надоедайте!

Ребята отошли назад, не сводя глаз с раненого. Когда мы подошли к Кройцу, Доктор хотел сначала задать вопрос, но, опустив взгляд вниз, остановился: оказалось, у Зобра левая рука была вспорота от локтя до плеча, здоровенный кровоточащий разрез.

-Вот тварь, — прошипел тот, — мало того, что бока все избила, так ещё и лезвие достать успела, падла…

-Тише ты, — сказал Кройцман, — лучше не двигайся…

-Нам понадобится небольшой лагерь, — полушёпотом сказал мне Хирург, а затем обратился к другим, — Ребята, здесь мы остановимся. Соберите всё, что нужно для костра и подготовьте что-нибудь поесть. Привал.

Бойцы разбежались по своим делам: Йен, Алик и Туф отправились таскать ветки для костра, а Рейво остался раскладывать жестяные баночки. Хирург наклонился к Зобру:

-Неплохо он тебя так… Как это ж ты налетел?

-Да… Эх, — хрипнул тот, — Эта гадина как рванёт, так меня чуть не унесло нафиг, а потом резко вниз – вот так и напоролся… Ладно хоть живой.

Андре уже успел чем-то протереть рану, навязать какую-то резиновую верёвку и уже раскручивал бинты.

-Да что ты стоишь и пялишься, ленище, — заворчал Зобр, — Лучше бы сделал что-нибудь.

-Он прав, — сказал Кройц ,- подними пока руку, я пока марлю наложу…

Я немного поднял Зобру руку. Медик взял несколько марлевых салфеток и закрыл ими рану, затем полез за бинтами. Пока он это делал, я решил на всякий случай марлю подержать, но Кройц на меня прикрикнул:

-Убери руки!.. Ты посмотри, они у тебя все грязные!, — он особенно выделил последние три слова, — Не дай Бог заразу занесёшь ещё!..

Опустив взгляд, я понял, что он прав: мои ладони были все измазаны в земле и ещё какой-то гадости, да так, что даже стало немного стыдно. Однако делать что-то уже было поздно: оставалось только продолжать держать руку Зобра, а потом уже решать вопрос с грязью. Придерживая марлю, Андре взял бинт, а затем собрался уже обматывать руку, но заметил, что кровь уже начала просачиваться. Он буркнул что-то себе под нос, оставил бинт и взял ещё салфеток, которые наложил поверх старых, и только потом уже стал всё заматывать. Было видно, как он иногда прикусывал губу: не то от волнения, не то вредная привычка.

-А-ай… Не так туго? – дёрнулся Зобр, — ты что, решил мне руку окончательно похе…

-Погоди… – перебил Хирург, — Всё нормально, всё в порядке. Просто не тяни так сильно.

-Да я не… Хорошо – вздохнул медик, — Я… я знаю, что делать…

Немного размотав повязку, он стал обматывать руку снова, но уже не так сильно. Через несколько минут всё уже было готово.

-Вот и всё. Ещё бы хорошо было руку зафиксировать чем-нибудь…

Сзади послышался хруст, треск, а также небольшой гомон и чей-то хохот.

-Я думаю, тебе сейчас с этим помогут, — ухмыльнулся Доктор.

Да, ребята уже успели сходить за деревяшками и вернуться обратно. Тройка торопливо шла к месту будущего лагеря, рассыпав по пути парочку веток. Слева был Туф, который пёр на своей спине вырванный из земли пень, справа был Йен, тащивший скоп хвороста, а между ними обоими с довольной улыбкой шёл Алик, держа под каждой рукой по связке и оглядываясь на друзей.

-… Молорик. Посадить Дока на кол!

-Кхэм, кхм… – как можно звучней прокряхтел Ал.- Вообще-то мы уже пришли.

-Да? – Туф обернулся и заметил наши лица, — Эм… Я это вслух сказал?

-Вполне.

-Эм… Ну, вы же это, ну… Знаете, я пошутил, — и он улыбнулся знакомой нам улыбкой «от уха до уха».

-Ещё раз так пошутишь,- крикнул Зобр, поднимаясь с земли, — и я тебя так поглажу, что…

-Утюг испортишь, так что остынь, — включился Рейво, — давайте лучше съедим что-нибудь.

-Ага, — тут же сказал Туф, — Эт верно.

Ребята быстренько сложили на земле ветки для костра, а около него поставили и пень, который сыграл роль своеобразного стола. Вскоре появился огонь, Рей расстелил на пеньке ткань и поставил заготовленные раскрытые консервные банки.

-А как там у нас дела с чаем? – поинтересовался Доктор.

Алик развернулся к Хирургу и довольно улыбнулся и сказал: «Сейчас будет!». Он снял со спины рюкзак, положил перед собой и начал его открывать.

-Сейчас вам и чаёк, и печеньки будут…

Все как-то разом усмехнулись. Зобр издал забавный кряхтящий звук, Рей прикрыл рот рукой, Доктор улыбнулся, а остальные просто чуть посмеялись.

-Что? Что не так? – отреагировал Ал.

-Да не… – сказал Туф, — Всё… Как должно быть.

-Ладно…

Алик опустил руку в рюкзак и достал оттуда блестящий термос. Из которого вытекали остатки чая.

-А вот и… Что это за?

Посередине термоса оказался здоровенный разрез, прорвавший просто оболочку. В паре мест ещё были дырки, судя по всему от пуль. Посмотрев на портфель, я заметил, что там была большая дыра, причём я даже удивился, что не заметил её с первого раза. Словом, чая уже не было. Ал замер, огорчённо смотря на бесполезную тару.

-Эх… Хороший термос был. Немецкий… – раздосадовано произнёс он.

-Потрачено, — вставил Рей.

-Безысходность, — добавил Йен.

-Всё тлен, — сказал Кройц.

-Тщетно бытие, — присоединился Хирург.

-А я – томат! – довольно выдал Туф.

Йен закатил глаза:

-Это уже старая и несмешная шутка.

-Разве? Хех, я думал, все сейчас упадут!

-Если ты такой умный…

-Да тише ты, вон, паренька сейчас напугаете!

Я всё это время лишь хлопал глазами, наблюдая их… Разговор, назовём это так. Все поочерёдно оглянулись на меня – я на них. Да, меня это ввело в некоторый ступор. Да, я почти ничего не понял, что они тут говорили. Это было… Неудобно.

-И всё-таки я предлагаю поесть! – спас меня Рейво.

-Давно пора! – поддержал Доктор. – Рей, достань котелок. Будем варить!

Рейво достал котелок и пару картонных коробок. Кройц вытащил воду, и он вместе с Реем начали что-то варить на огне. Остальные взялись за консервы, и я вместе с ними. Йен аккуратно достал ложки и глубокие железные тарелки (хотя их было сложно так назвать) и раздал их всем. Между делом, видя, что Зобру далеко тянуться до еды, пень подвинули поближе к нему. Пока мы ели, Андре и Рейво приготовили в котелке…что-то. То ли они хотели суп сделать, то ли пюре, но в итоге получилась какая-то полужидкая каша. Впрочем, там были хоть какие-то овощи и даже кусочки колбасы, да и это смотрелось не так уж и плохо, по сравнению с тем, что приходилось есть ранее.

-Ребят… А где вы достали такую… Ну, вот эти вкусности, — спросил я, указав на похлёбку из котелка.

-О-о… Ну, не могли же мы, — отвечал Кройцман, — свалить из Города, не прихватив барахлишка.

-Андре у нас предусмотрителен, —  с улыбкой сказал Алик, — Он всегда что-нибудь, да припасёт…

-Хех, Кройц у нас жив не будет, коли что-нить не упрёт, — усмехнулся Туф.

Когда мы все ели, я заметил, что ребята несколько изменились. У Йена правое плечо было перемотано, у Туфа – колено. У Рея я заметил рассечённую бровь, а вокруг пореза виднелись следы от небрежно наложенного пластыря, который уже успел когда-то оторваться. А в целом ребята уже обросли: у многих проступила щетина, а у Ала уже сильно выглядывали усы. Судя по их виду, они время зря не теряли и не просто гуляли по лесочку. Они выглядели потрёпанно, хотя держались бодрячком.

-Вас, я смотрю, подёргало немного в пути, — пометил я.

-О, это да, есть немного, — произнёс Йен. – Да, кстати, расскажи-ка, как ты сам сюда попал? Да и где ты был всё то время, когда мы разъединились?

-Между прочим да, — сказал Рейво. – Мы тут уже и понервничать успели.

Я рассказал им, как я пытался добраться до вокзала, но встал у дурацкой дверцы. Как отстреливал комбайнов, как смог забраться в вертолёт и вылететь прочь из Сити-17. Рассказал про крушение, про следы. Про засаду, преследование, гидру и про Стефана Волфа. Рассказал про Дугласа и карнопторов, а потом упомянул про те жуткие панические атаки и голос, что преследовал меня уже давно…

-…Это уже более чем настораживает. Я заметил его, когда мы с Виктро добирались до У12, видел около завода, перед тем, как столкнулся со страйдером, и все эти жуткие…пугающие видения…

— Честно говоря, — сказал Йен, — до недавнего времени мы думали, что все эти сказы про «Детей Цитадели» — не более чем выдумки, однако если следовать твоим описаниям, то это… Ох…

-Да говори ты, не томи.

-Каждый называет его по-разному, — начал Рейво. — Одни называют его Контролёром, другие – Гончим, третьи ещё как-нибудь, но больше всего он известен как Ищущий…

-Слухов о нём ходит много, — включился Хирург. — Считается, что он – первый из Стражей Цитадели. Его задача состоит в том, чтобы находить цитадельцев и делать из них новых Стражей. Информация о его способностях весьма разнообразна. Говорят, что он может силой мысли метать даже тяжёлые машины и камни, зажигать огонь в собственных руках…

-…и все слухи едины в том, что Ищущий способен влезать в человеческое сознание и творить там что угодно, вербуя таким образом своих подопечных, — продолжил Рей. – Знаешь, даже если только треть тех сплетней, что идёт о нём – правда…

-…То мы в полной жопе, — подытожил Зобр.

-Эм… Можно было бы и как-нибудь поприличнее сказать, — заметил Алик, — хотя, по сути, он прав.

-Да уж, — вздохнул Кройцман. — Страйдеры, Ищущий, карнопторы. Хех, ты знаешь, как подбирать себе спутников.

-О да-а, — выползая из тарелки, смачно чавкнул Туф. – Где ты вообще этих чудищ откопал? Мало того, что они борзые как куры-камикадзе, так ещё их и грохнуть нельзя нормально!

-Сказать по правде, я был сильно удивлён, когда увидел их: охотников я встречал, но с такими ещё не сталкивался, — попивая из фляжки, сказал Хирург.

-«Удивлён»? — язвительно повторил Туф. – Да я ох…

-Был поражён, — поправил Ал.

-Да… «Был глубоко поражён», когда энергетический шар не разложил эту дрянь на молекулы!

-Не, ну вообще это была подстава, — сел Зобр, — Я по ней, хреначу из М-ки, а ей срать!

-Эм… А что есть «хреначить»? – спросил я.

Ребята неожиданно прервались. Судя по всему, намечалась весьма длинная и неловкая пауза, но надвигающуюся тишину решился прервать Туф:

-Он действительно не знает, что значит «хреначить»?

Рейво хотел уже что-то сказать, но Зобр опередил его. Он чуть подполз ко мне и сказал:

-Короче. Вот то, что я делал из своей пушки с этим твоим карноптором – это значит «хреначить», — он, лёжа на земле, начал мне на пальцах показывать, как это примерно выглядело. – Это когда ты берёшь большой ствол и устраиваешь ба-бах какой-нибудь большой и жирной гадине! И тогда КРОВЬ, КИШКИ, РАС…

-…и от врага ничего не остаётся, — прервал Андре.

-Ладно… Кстати, где  М-ка? Сгоняй пока за ней, — Зобр обратился ко мне. – Ну-у, это та больша-ая пу-ушка, из которой я стрелял по чёрному охотнику. Она вон там, — он указал в сторону вымоины, — около деревьев.

Пока шёл разговор, я, особенно учитывая мой аппетит, уже успел съесть всё то, что мне было положено на сегодня, потому был уже свободен. Андре был недоволен тем, что Зобр сполз со своего места, и взялся двигать его обратно. Тот, естественно, был этим недоволен, но понимая, что Кройц не отстанет, лёг там, где положено. Я пошёл в указанном направлении и вскоре нашёл искомую «М-ку»

Внешне она была похоже на обычное охотничье ружьё с одним дулом, с некоторыми поправками, конечно. Сзади был мощный приклад из лакированного тёмного дерева, правда, местами лак уже стёрся. Ствол был большой – в металлическое дуло легко бы пролезла хорошая картофелина. Ствол сам держался ещё на деревянном плоском основании – что-то наподобие доски. Ближе к дулу была небольшая прямоугольная железная рамка с засечками. Я аккуратно взял его, но в руках оно у меня, щёлкнув, резко сложилось пополам, и я его чуть не выронил.

«Похоже сломал», — подумал я.

Держа разложившуюся М-ку в руках, я медленно пошёл к ребятам, а затем стал подходить к Зобру.

-Согласен, — произнёс Рейво, — нам давно уже пора побриться, а то скоро будем похожи на мартышек.

-Это да, — Йен провёл ладонью по подбородку, — Было бы ещё время, да место это по-человечески сделать.

-До Рощи доберемся – там всё и сделаем, — сказал Доктор.

Моё недоумение по поводу оружия Зобра первым заметил Туф, и он не преминул возможностью спросить меня, что же не так:

-Э, ты что? Тебя белка обоссала что ли? Что какой кислый вдруг стал?

Все, конечно же, сразу обернулись на меня. Ситуация была, мягко сказать, несколько неловкая: я стоял перед ними всеми, и мне нечего было им показать, кроме сломанного оружия. Да, мне в любом случае пришлось бы это сделать, но всё равно это не самая лучшая ситуация.

-Да я… Да… – промямлил я. — Вот…

-Ну? – протянул Рей.

-Я… Сломал я, в общем, Зобр, твоё оружие.

-Эт как так? – спросил он. – А ну, дай сюда!

-Я…

-Сюда дай, я сказал!

Я осторожно протянул Зобру М-ку, и он резко вырвал её из моих рук. Он её повертел, покрутил, затем начал быстро мотать половинки оружия туда-сюда.

-Да ведь она же развалится сейчас!

Он остановился, взял болтающееся дуло и резко дёрнул его вверх – оно встало на одном уровне со второй половинкой – прикладом – и звякнуло. Зобр умудрился сложить его в исходное состояние. Он так подержал оружие в руке немного, осмотрел, а потом сказал:

-Честно говоря, я не понял, где и каким местом ты её сломал, чувак…

-Ну как же? Она же разложилась надвое…

И снова немая сцена.

Зобр хотел уже что-то сказать, но остановился. Было видно, как по его лицу стала медленно расползаться кривоватая улыбка. Кройц опустил голову. У Хирурга усмешливо поднялась бровь. Рей прикрыл ладонью рот, а Йен закрыл лицо рукой. У Ала забавно блеснули глаза, а Туфу на лицо шмякнулась здоровенная улыбка.

-Я… что-то не так сказал?

Ну и после этого все засмеялись, особенно Туф — он загоготал так, что опрокинулся на землю, вместе с остатками еды.

-Ну ты, парень, даёшь! – крикнул он сквозь безудержный смех. – Ох выдал…

Первым из всех оправились от моего непреднамеренного юмора Алик и Рейво.

-Да не… Всё нормально, — сказал Рей, — всё хорошо. Просто…

-Чувак, — обратился Зобр, — это так и должно быть! Это же М79, он так заряжается.

-Да?.. Прости, я не знал. А то я уж думал…

-Всё нормально, — он усмехнулся ещё раз, — всё в норме.

Ребята скоро успокоились, правда Туф отходил достаточно долго. Пока Рей пытался как-то успокоить смеющегося друга, я спросил у Зобра про его М79.

-Это ручной гранатомёт, парень.

-Гранатомёт?

-Да-а… Короче, эта штука метает бомбы, ну, то есть гранаты, которые взрываются от столкновения с чем-либо. Сразу. Мощная хреновина, скажу я тебе. Как правило, валит тварей наповал… Кроме этой.

-Что у тебя всё «хреновина» да «хреновина», — вздохнул Хирург. – Хоть бы слово какое другое нашёл…

-Я б нашёл, да не при детях…

-Не, а что Киру нельзя «хреновину» говорить, — вступился Туф. – Вон, Алча едва ли не всё «фигнёй» называет.

-Чуть что, сразу Ал, — возразил он.

-Оставьте Алика, — сказал Йен. – Не вам его отчитывать – для этого есть Ира.

-Согласен! – поддержал Зобр. – Ему и бабы хватит.

-Фу, как ты выражаешься, — нахмурился Доктор.

-Ну хорошо, «дэ-эвушка»…

Наблюдал это всё Рейво, смотрел, смотрел, да в под конец не выдержал:

-Та-ак, отставить трёп! Пусть все выражаются как хотят, лишь бы более-менее прилично было.

Все разом замолчали. Кроме Туфа:

-Всё порешал, всё уладил. Мужик. Респект.

-Ребят, — после небольшой паузы сказал Зобр, — Мы ведь уже поели?

Друзья дружно кивнули.

-Ну, и вот чего мы сидим? Подъём – и вперёд!

-Постой, у тебя же рана, — напомнил Кройцман.

-Да пофиг, у меня почти не болит. Да ты и сам знаешь, что на мне всё заживает…

-…как на ссаном псе, — вставил хохотач.

-Сейчас явно не к месту, — полушёпотом сказал Йен.

-Да что ты…

-Тише, ребят, — вклинился Рейво.

-Андре прав, — произнёс Хирург, — Андре прав, тебе нужно немного отдохнуть. Да и мы немного устали.

-Я предлагаю пойти сейчас.

-Да подожди ты хотя бы полчасика, — попросил Кройц.

-Пятнадцать минут!

-Двадцать пять!

-Эх, ладно, фиг с тобой, — махнул Зобр, — Двадцать.

-Отлично, — хлопнул Доктор, — Господа – Решено. Стоянка продлевается ещё на двадцать минут, джентльмены! Можно полежать.

Друзья начали подбирать себе удобное местечко для отдыха. В основном же бойцы все расположились вокруг костра.

-Я бы и тебе посоветовал полежать немного, — тихо сказал мне Рейво, — Ты явно устал за последнее время, да и вид у тебя так себе. Ложись…

Сам он расположился у пня, облокотившись на него спиной и наблюдая всех остальных товарищей.

Следуя совету Рея, я лёг на землю. Поближе к костру. Глаза смотрели в чистое небо, голова стала постепенно очищаться от всяких мыслей.

Всё-таки хорошо иногда вот так лечь и спокойно лежать. Находится в компании хороших и верных друзей, которые поддержат и помогут. Что бы я без них делал, хех…