Форумная Игра

Тема в разделе "Творчество", создана пользователем mvv0105, 22 ноя 2014.

  1. mvv0105

    mvv0105 Активный гражданин

    Сообщения:
    114
    Репутация:
    2
    [​IMG]

    Возвращение легендарной франшизы форумных игр! После долгих раздумий и отбора идей, я решил вернутся к идее самых крутых, зрелищных и незабываемых игр - Форумная Игра© и Форумная Игра©: Дожизнь©. Действие происходит во вселенной игр Valve - ведь каждый сюжет имеет место быть.[/CENTER]

    Правила вы уже давно знаете, но повторюсь:
    1) Не убивать других игроков ПРОСТО ТАК (Вы поймете, когда надо).
    2) Нельзя писать хрень (Делать можно, писать - нет).
    3) Каждый может создать хоть сколько персонажей, но живыми одновременно могут быть только двое.
    4) Вам МОЖНО и иногда НУЖНО влиять на сюжет, изменяя "судьбоносные" события на свой лад.
    5) Сначала опишите персонажа (Можно минимально или подробно, фотки/картинки приветствуются).
    6) У создателя игры (Т.е меня) есть АДМИН-МОД - способность от лица самой судьбы создавать персонажей/делать всё/портить жизнь и т.д. (я уже давно не участвую)
    7) Все внесюжетные\внеигровые надписи нужно помещать под спойлеры и только вместе с сюжетным текстом (т.е. не выкладывать отдельно спойлеры)

    Игроки (раскрыть)

    Главы (раскрыть)

    Обложки (раскрыть)


    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    Пример описания персонажа (раскрыть)
    Код:
    [color=#00BF00][size=150][Описание персонажа][/size][/color]
    
    [b]Имя:
    Возраст:
    Образование:
    Внешний вид:[/b] [если отсутствует фото]
    [b]О себе:[/b] [краткая информация о персонаже: привычки, образ жизни, прошлое, взгляды на мир и прочее]
    [spoiler=Фото][img]ссылка%20на%20фото[/img][/spoiler]
     
    Последнее редактирование модератором: 8 мар 2020
  2. revolution794

    revolution794 Странник

    Сообщения:
    28
    Репутация:
    109

    Том молча ждал, пока учёный не примет, наконец, решение. Представилась удачная возможность получше разглядеть спасённого. Ростом учёный был немного ниже Блэкборна. Впрочем, судить было трудно: человек весь как-то напрягся, насторожился, сжался, как пружина, в неудобной позе — словом, несмотря на то, что лицо учёного закрывал шлем, было несложно понять, что в обществе бойца ему приходилось страшно некомфортно. Да и чему удивляться? Даже в свете сигнального огня было видно, что броневой костюм весь был побит, помят, поколочен, исцарапан, местами даже обожжён и оплавлен, а ведь это явно не от плохой погоды. Если предположить, что изначально учёному костюм достался новеньким, то такое состояние брони просто поражало. За двадцать четыре часа так уделать костюм и остаться при этом в живых! Невероятно. Кроме того, стало ясно, что обстановка в Чёрной Мезе была ещё хуже, чем считало руководство.

    Взгляд Тома упал на какие-то провода, торчащие из-под отошедших пластин на поверхности костюма. Значит, костюм автоматизирован. Интересно, в какой мере? Кто и когда его разработал, и если это не дело рук инженеров Чёрной Мезы, то для каких целей его могли сюда доставить? Сколько же вообще здесь таких костюмов? А зачем здесь могла понадобиться защита от настолько разноплановых повреждений, и много ли ещё костюм способен вынести? И потом, как он попал в руки именно этому учёному? Какие служебные обязанности можно выполнять в этой штуковине? Быть может, у костюма был предыдущий владелец, который погиб от нанесённых увечий? Но самое интересное — что, чёрт побери, делать с этой махиной, если учёный вдруг решит, что Блэкборн ему враг?

    Человек как будто что-то шептал себе под нос. Верно, проговаривал для себя план действий, а может быть, молился.

    "Он что, думает, я его не слышу?"

    Наконец, учёный дал Тому указания, которые, видимо, должны были застраховать человека в костюме от внезапного нападения. Том спокойно согласился. Хотя он и не расслаблялся полностью — в сущности, так он никогда не делал, — почему-то сильного страха Блэкборн не ощущал. В конце концов, много ли союзников, прошеных или непрошеных, оставалось у загнанных в угол учёных?

    Не торопясь, пошли к грузовикам. Человек продолжал бормотать под нос. Том не нашёл этому объяснения лучше, чем положить, что так он отдаёт команды костюму. С одной стороны, чушь собачья. С другой стороны, ведь как-то же, чёрт возьми, учёный должен был управлять системами автоматизации без каких-либо видимых элементов интерфейса на поверхности костюма или шлема. Словом, практически с первого взгляда этот агрегат захватил внимание Блэкборна и с тех пор не отпускал. Голова вновь наполнилась вопросами.

    Человек не переставал нервничать — Том уже понял, что тот хочет фактически взять его в заложники ради безопасности учёных от воспринимаемой угрозы в его лице. Что ж, пусть будет так. Всё ради того, чтобы они смогли успокоиться, перевести дух и не наломать дров на пустом месте.

    Дошли до разгромленных машин. Пока Том оглядывался, отмечая, куда можно будет рвануть в случае, если учёный вздумает всё-таки открыть стрельбу, тот стремглав кинулся к грузовику, под который не так давно забилась девушка. Она, по-видимому, отделалась лёгким испугом. Впрочем, для Блэкборна это был бы испуг; девушка, вполне возможно, до конца жизни будет страдать тахикардией и головокружением при виде грузовых машин и просыпаться по пять-шесть раз за ночь, если ещё до того не наложит на себя руки. Интересно, кем учёные приходятся друг другу? На что учёный в костюме готов пойти, чтобы защитить спутницу? Ответов на эти вопросы пришлось бы ждать довольно долго.

    Сперва учёный ни с того ни с сего плюхнулся на спину и нацелил на Тома дробовик, вдобавок ослепив фонарями в костюме, а затем решил полностью разоружить его.

    "Простите, но что будет, если вдруг мне или одному из вас на рожу из воздуха свалится очередная инопланетная х**ня? Мне её ремнём отхлестать, шапкой в неё кинуть или членом отогнать?" — хотел было возразить Блэкборн, но учёный вдруг вылил на него такое количество угроз и страшных ругательств, притом перемежаемых нечленораздельными отрывками на сербохорватском языке, что Том, пораскинув мозгами, всё же согласился поставить себя в столь неприятное положение.

    Потом он молча наблюдал за надругательством учёного над тщательно эшелонированным снаряжением. Хорошо хоть, что о припасённом в сапоге Блэка именно для таких случаев запасном ноже человек не догадывался. Равно как и о мотке тонкого парашютного шнура в кармане на штанине, а ведь эта штука в умелых руках тоже способна натворить много страшных вещей. Впрочем, если в достаточной степени проявить воображение, то почти всякая вещь может стать орудием разрушения и насилия. Как бы там ни было, учёный также забыл разрядить карабин и пистолет Блэкборна. Вряд ли он много смыслил в этом деле.

    Потом Тома едва не убили. Когда из минуты в минуту сталкиваешься с болезненным осознанием собственной смертности, мало-помалу приучаешься не принимать это близко к сердцу. Вот ощущение совершенной беспомощности — это совсем другое дело: такие вещи бесследно не проходят. Ну, зато девушка, кажется, слегка успокоилась. Теперь учёные сидели у грузовика, прижавшись друг к другу и покачиваясь взад-вперёд. Ещё чуть-чуть, и Том ощутит себя здесь лишним. Кроме того...

    "Просто слов нет, как же он меня боится! Уже и наорал, и задницей к себе развернул, и разоружил, и вещи по сторонам раскидал, а всё равно боится. Он и вправду думает, что я из такой позиции смогу причинить им вред? Зачем, зачем мне это делать? Да, несладко же им пришлось в эти сутки."

    Учёный снял шлем, и Блэкборн не спеша повернулся, чтобы разглядеть пару в то время, пока длился этот момент близости. Округлые, но твёрдые черты лица мужчины выдавали в нём уроженца восточной Европы. Волосы, видно, не один раз под шлемом взмокали от пота и снова высыхали и теперь напоминали мочалку. Он смотрел куда-то вдаль слегка прикрытыми, потерявшими блеск глазами, под которыми, как и у его спутницы, слегка выступали мешки. Лицо учёной было худым, немного вытянутым, так что можно было бы подумать, что тут действительно уже с неделю идёт война. Её волосы были убраны в пучок, из которого торчало несколько тонких прядей.

    На руке девушки расположилось нечто, походящее издалека на безобразный синеватый нарост. Прищурившись, Блэкборн разглядел существо, напоминающее огромную уховёртку с тремя форцепсами, окружавшими придаток с парой тоненьких усиков. Шесть длинных ножек тесно обвило руку учёной, и существо, казалось, чувствовало себя как дома. Время от времени передний отдел его тельца испускал слабый пульсирующий голубой свет и придаток как будто бы осматривался, шевеля усиками, но вскоре существо так же быстро успокаивалось. Очевидно, именно оно было источником искрящих сгустков света. Как оно здесь оказалось? Как оно попало в руки к девушке? Как она управляла им? Просто прорва вопросов.

    Но вот, кажется, человек в костюме впервые проявил к нему интерес как к личности, а не как к машине для убийства:

    — Как тебя зовут?

    — Том Блэкборн. Вы меня называйте просто Томом, сейчас времени хуже не придумаешь для формальностей.

    Возникла пауза. Очевидно, учёный не собирался обращаться к Блэкборну по имени, как к другу, но хотел всё же избежать того, чтобы девушка продолжала паниковать.

    — Не из солдат, значит, — тихо пробормотал учёный непонятно для кого. — Так ты говоришь, что за... то есть, твоя команда, отряд, что у вас там...

    — КСО США, — напомнил Блэкборн.

    — Давай начистоту: если ты думаешь, что здесь кто-то кроме тебя понимает, что это такое, то ты глубоко заблуждаешься, — сказал учёный с раздражением. Девушка так и сидела, не сводя глаз с Тома и тихонько всхлипывая, будто в ожидании чего-то плохого. Такой разговор, видимо, её совсем не располагал.

    — Командование специальных операций. Отвечает за организацию и координацию совместной работы различных ведомств в условиях, подобных этим, — отчеканил Том.

    — Ах, специальные операции, — саркастично протянул учёный и, поджав губы, покивал головой. — Не какие-нибудь там, а особенные... А вот это тогда, у пичку материну, как вообще называется? — он махнул дробовиком в сторону убитых морских пехотинцев. — Еженедельная операшка? Или солдатики захотели на стрельбище, да ехать было далековато? Или скажешь, защищали нас от этих инопланетных тварей и попутали слегка? Это бы я ещё мог понять. Разница-то, между чудищем лопоухим и научным работником?

    Том не сдержал усмешки.

    — Вопросы справедливые, но я ещё раз подчёркиваю: эти... морские пехотинцы, — Блэкборн выговорил с неподдельным презрением, — действуя самовольно, нарушили прямо заданные для их бригады директивы. Это уж скорее личные телохранители администратора комплекса, чем солдаты. Мы их и за солдат-то никогда не считали.

    — А нам разница есть, скажи? Хоть охранники из супермаркета, всё равно ни в чём не повинных людей стреляют и имени не спрашивают! — продолжал учёный, поднимая голос. — Почему же тогда нам-то должна быть разница? КСО, ОТСО, да хоть Рене Руссо, но факт таков, что как сутки назад практически все встречающиеся нам живые существа начали пытаться нас убить, так это до сих пор и продолжается, а исключения можно пересчитать по пальцам на одной руке работника лесопильни! Мы-то что сделали? Мы этих чудовищ выпустили из их мира? Мы носимся с автоматами и долбим всё, что не так смотрит? Мы сейчас себя обстреляли и гранатой в грузовик зарядили?

    — Слушай, всё, пора заканчивать, — оборвал его Том.

    — А то что? — спросил человек с вызовом.

    — А то сейчас на твои завывания прибежит ещё группа бойцов, а разные группы в составе отделения, поверь моему опыту, далеко друг от друга не отходят. Повода думать, что они все убиты, нет. Кроме того, неподалёку может быть и весь остальной взвод. И тогда — поскольку меня ты разоружил, элемент неожиданности давным-давно потерян, мы втроём тут сидим в полной темноте, как утки в гнезде, а твои тактические способности, уж прости меня, не впечатляют совершенно, — тогда-то нам напихают по самые гланды таких палок, что потом рот в гробу не закроется, зашивать придётся, — изложил Том.

    Хоть какое-то впечатление, видно, эти слова на учёного всё же произвели. Разумеется, другая группа могла ещё давно и на выстрелы прибежать, но инициатива в разговоре была перехвачена.

    — Обстреляли, само собой, так называемые морпехи, — продолжал Блэкборн, — а вот девушку под машину-то наверняка ты запихал. — В этот момент учёная, как ему показалось, чуть-чуть смутилась. — Может, ещё в ящик бы посадил?

    — Дико извиняюсь, но я техник, а не дубина с автоматом. Это не моя профессия — людей убивать, чего-то могу и не знать, — огрызнулся учёный.

    — Спору нет, но башку-то надо на плечах иметь, — возразил Том. — На будущее запомни: себя или своих людей в угол загонять нельзя ни при каких условиях.

    — А ты запомни, что ты мне не лектор, и я тебе не студент, — ответил техник.

    — Жить хочешь — запомнишь, — пожал плечами Том. — Я перед вами в этом плане нисколько не виноват: посылаешь человека на невыгодную позицию — будь готов сам за это отвечать. Моя задача как члена поисково-спасательного отряда — постараться, чтобы больше таких выкрутасов никто не выкидывал. Я тебе плохого не посоветую. Я ведь ваши жизни сохранить хочу.

    — Да чёрт с ней, с этой невыгодной позицией! Нас тут уже попытались сохранить один раз, — учёный кивнул туда же, в сторону трупов. — Ђубре... Так мы и поверили, что правительство, санкционировавшее такие вот эксперименты, пошлёт кого-то зад подставлять ради своих учёных!

    — Ну так послали же, — с обидой в голосе сказал Том и стукнул себя в грудь кулаком. — Я понимаю ваше негодование, но всё позади, тот гранатомётчик отошёл к предкам очень вовремя, хоть и с опозданием. Успокойся, возьми себя в руки. О девушке подумай: нравится ей, что её не вредан ни пола пичке воде защищает?

    Техник, прищурившись, смерил Блэка взглядом.

    — Это во-первых. Во-вторых, по правилам приличия обычно представляются в ответ, — намекнул Блэкборн.

    — Меня зовут Сотир, — нехотя вымолвил учёный после паузы, — этого пока с тебя хватит. А это...

    Они сказали одновременно: Сотир сказал "Доктор Уокер", девушка — "Доктор Юджиния Элизабет Уокер".

    — Приятно познако... — прорвалась наружу воспитанность Юджинии, и она оборвала себя на полуслове, понимая, что машинально сказала нелепость. Ну конечно, разве это называется "приятно"?

    — Так в вашу машину граната угодила? Вы как, в порядке? — осведомился Том.

    — Да, всё нормально, — ответил техник. Уокер кивнула.

    — Ну и слава Богу. А впрочем, пусть доктор сама скажет, — заметил Блэкборн. — От такого запросто контузия бывает, так что лучше не геройствуйте, говорите, как есть.

    Сотир нарочито громко вздохнул и зачем-то принялся надевать шлем. Том медленно приблизился к учёным и опустился на колено рядом с ними. Те бессознательно прижались друг к другу слегка сильнее. Техник положил руку с дробовиком на пол. Само собой, чем ближе цель, тем неудобнее стрелять. Но ладно, об этом они поговорят чуть позже.

    — Вы сознание теряли? — спросил Том.

    — Нет, не теряла, — помотала головой доктор.

    — Чувствуете головокружение, сонливость? Голова болит?

    — Да. Немного. Но всё это и раньше было.

    — Вот и славно. Вы знаете, не каждому так везёт — попасть под взрыв гранаты и выжить, — улыбнулся Том, чтобы подбодрить девушку.

    — Да уж, удача по-ирландски, — горько усмехнулась она куда-то внутрь себя.

    — Когда-нибудь вы внукам будете такие истории рассказывать, они зардеются от гордости! — Блэкборн поднял ладонь. — Смотрите на кончики пальцев. Так, хорошо. Поглядите теперь, сколько пальцев показываю.

    — Не нужно, я правда в порядке, — отстранилась Уокер, нахмурившись. Существо на её руке светилось мягким синим светом.

    — Нет, да он издевается, — одновременно с этим хмыкнул техник и покачал головой.

    — Она сейчас как скажет "полтора", будешь знать, — буркнул Том.

    — Я тебе серьёзно: если я говорю, что всё нормально, то значит, так оно и есть, — заверил его Сотир.

    — Мне кажется, совершенно безосновательная самоуверенность, — нахмурился Том. Учёный махнул рукой: дескать, делай, что вздумается, только поторапливайся.

    — Понимаете, Юджиния... — начал Блэкборн.

    — Доктор Уокер, — недовольно поправила девушка.

    — ...в самом деле, головокружение или головная боль сами по себе ни о чём не говорят. — Он подумал, почесав голову. — Давайте-ка взглянем на зрачки. Если они одного размера, то, пожалуй, и впрямь ничего серьёзного.

    Он придвинулся ближе, глядя в глаза Уокер. Она попятилась на месте и опустила голову. Блэкборн, пытаясь рассмотреть зрачки, тоже невольно пригнулся и подступил ближе и тут охнул от сильного тычка в бок от Сотира.

    — Ты не видишь, не хочет она? — спросил техник. Синее существо на руке учёной напряглось, вытянулось и дрожало мелкой дрожью, освещая её лицо, но постепенно всё же успокоилось.

    — Я повторяю, всё в порядке, — сказала Уокер с нетерпением в голосе. — Вы три пальца показывали, просто в чёрной перчатке совсем не различить.

    — И зачем, мне интересно, вся одежда и амуниция в чёрном? Чтобы спасаемым сотрудникам вас найти было проще? — едко полюбопытствовал Сотир.

    — Это армейские перчатки, — недоуменно сказал Блэкборн в оправдание. — Нам ещё всё это сдавать по окончании спасательной операции, в ведро с жёлтой краской никто их макать не будет, это я вам как подчинённый подчинённому. По шапке получать от командования даже в КСО не любят. Ладно, верю на слово. Впрочем, резких движений вы пока всё равно постарайтесь избегать, всё может быть. А, и тёплое питьё... м-да, где же его возьмёшь сейчас...

    — Не так уж и сложно было меня послушать, — заметил техник.

    — Одна голова хорошо, а две — лучше, — парировал Том. — Доктор Уокер, вы воды выпейте, будет немного легче. От обезвоживания тоже голова и болит, и кружится, и всё, что хочешь.

    — Спасибо за заботу, но воды у нас как раз хватает, — сказал Сотир.

    Блэкборн перевёл взгляд на Уокер. Та пожала плечами.

    — С другой стороны, — подумав, продолжил техник. — Вода, говоришь... Доктор Уокер, у нас вроде бы оставалась только пара пакетов сока из столовой.

    — Это я вам советую приберечь до поры, когда сахар понадобится, — вставил Том.

    — Да подожди ты, не с тобой говорю, — отмахнулся тот и обратился к девушке. — А у вас что-то есть?

    — Только в термосе. Ну, ты понимаешь, — отвечала она.

    — Нет, это мы пока оставим в покое... Впрочем, что-то в этом есть: сахар и вправду надо поберечь. Что ж, хорошо, давай, — решился Сотир.

    Блэкборн поднялся и направился к грузовику, на котором лежало его снаряжение.

    — Так-так! Куда! — окликнул его техник, положив руку на дробовик.

    — За водой, естественно, — сказал Том, притормозив.

    Сотир снова замолк в какой-то нерешительности. Блэк решил, что лучше разобраться с этой проблемой прямо сейчас и не тратить времени впредь.

    — Сотир, послушай меня, — он развернулся и подошёл к нему. — Мы встретились, мягко говоря, не при лучших обстоятельствах. Ты меня ещё не знаешь, и заметь, это обоюдно. Кроме того, эта шваль в военной форме, — кивок в сторону трупов, — подливает масла в огонь. Мы все на нервах, все теряем способность доверять, но вариантов практически не остаётся. Моя задача — вывести учёных из комплекса в целости и сохранности, ваша — я надеюсь, выбраться отсюда побыстрее, так что, как видишь, общего у нас уже не так-то мало. Другое дело, что я не смогу помочь вам, если ты не поможешь мне. Больше повторять не буду: вреда вам я не причиню, в мой приказ не входит прикрывание задниц тех, кто заварил всю эту кашу. Значит, решение остаётся только за вами. Если для вас действительно важнее полностью доверять друг другу, но оставаться при этом в одиночестве, без какой-либо поддержки людей, которым было официальным органом приказано вас вывезти, я всё пойму. В таком случае свяжите мне руки за спиной, чтобы не подстрелил, и уходите. Я уж как-нибудь выкручусь, а своё снаряжение верну, никому не отчитываясь, потому что мне, как и вам, полная беззащитность совершенно не нравится. Можно поступить так, но я призываю вас подумать о том, что будет дальше. Вечно везти не может. Трое компетентных бойцов, причём один из них — обездвиженный, задавили вас огнём, загнали в угол и уже без нескольких секунд убили, несмотря на то, что темнота обычно уравнивает силы. Что будет, если вам встретится отделение? Что, если попадёте под оцепление целым взводом? Что, если уже не будет темноты и укрытия? Что, если в следующий раз сверху никто не свалится и не поможет?

    Сотир барабанил пальцами по полу, нахмурившись и глядя вдаль.

    — Да, ты прав, — продолжал Том, — из нас троих профессиональный убийца — один я. Моё второе предложение — не трястись от страха перед этим обстоятельством, а воспользоваться им, как делает, сам того не осознавая, каждый гражданский в Штатах. Почему я должен вам что-то доказывать, я не понимаю. Да, я военный, как и ещё почти два миллиона человек в этой стране, и я дал клятву поддерживать справедливость и порядок, как и они, но без своего снаряжения я этого делать не смогу. Ничего общего с местными головорезами у нас нет. На что я способен, вы уже, наверное, видели. Если вы против того, чтобы вам помогал человек, у которого это профессиональная обязанность и долг перед государством, то, скажу честно, я сильно разочарован в интеллектуальном развитии учёных Чёрной Мезы.

    Техник испытующе посмотрел на Блэкборна.

    — Я прекрасно понимаю, человек за сутки не должен видеть столько ужаса, но вернись ты уже, наконец, в реальный мир. О докторе Уокер не забывай: реши для себя, стоит ли и дальше цепляться за какие-то извращённые представления о безопасности и рисковать тем, чтобы домой она поехала по кускам, — поставил точку Том.

    — Возможно, и не стоит, — сказал Сотир, поколебавшись.

    Они с Юджинией обменялись взглядами, говорящими гораздо больше слов.

    — Да, согласен с тобой. — Сотир хлопнул себя по колену. — Чёрт возьми...

    — Мир? — с улыбкой предложил Том.

    Техник глубоко вздохнул.

    — Мир. Пока что.

    — Хорошо. Жилет с поясом я надену сейчас, оружие возьму чуть попозже, — предупредил Блэкборн и пошёл к грузовику.

    Вернулся он в разгрузочном жилете и с фляжкой в руках.

    — Вот, держите, — он присел перед опасливо поглядывающей на него Уокер и протянул ей воду. Её рука на миг просела под весом фляжки. Учёная было поднесла её к губам, но загадочное существо на руке мигом вцепилось в оттопыренную крышечку. Юджиния тряхнула его и сурово поглядела. Существо медленно выпустило из форцепсов крышечку, которую оно всё-таки успело откусить от держателя.

    — Да, знакомство не лучшее, но что поделать? — сказал Том, недоуменно наблюдая за этой сценой. — Никто из нас не был готов к такому, поэтому, возможно, не стоит раньше времени обвинять в чём-то себя или других. Главное, что мы все успокоились, всё обдумали, договорились, а это, пожалуй, не так уж плохо для начала, верно? Всё в наших руках. Если не будем отклоняться от плана, то уже через несколько часов будем лететь в вертолёте в сторону Эль Пасо, попивая лагер и наслаждаясь видом на пустыню.

    — Постойте, отклоняться от плана? — переспросила Уокер.

    — А он у тебя есть? — недоверчиво поинтересовался Сотир.

    — Естественно! — воскликнул Блэкборн. — В каждом секторе поисково-спасательной операцией занимается как минимум несколько взводов, причём один всегда поддерживает зону эвакуации на поверхности. Нам необходимо добраться до какой-нибудь из них.

    — А где же весь твой взвод? — спросила доктор.

    — Не взвод, а отделение, — Том сделал небольшую паузу. — Их больше нет. Мы отошли от основной группы, чтобы прочесать офисы. Да... Всё случилось очень быстро: засада, окружение, потеря связи с остальным взводом. Я должен был незаметно выбраться наружу и вызвать помощь, но забрёл куда-то не туда, и теперь оказался здесь. Остальная часть истории вряд ли сейчас представляет интерес, так что не будем отвлекаться от дела.

    — То есть, если я правильно понял, наши действия в данный момент сводятся к тому, чтобы подняться на поверхность и добраться до зоны эвакуации? — спросил техник.

    — Не так всё просто, — заметил Том. — По моим соображениям, мы сейчас должны находиться в секторе E, но выйти на связь с работающими там взводами мне так и не удалось. Возможно, они вынуждены были покинуть комплекс, не согласовав вылет с остальными взводами. Может быть, передислоцировались, а то и вовсе погибли все до единого.

    — И? — протянул Сотир.

    — И я думаю, что сейчас целесообразно пробиваться в близлежащий сектор F, где расположен комплекс Лямбда, — заключил Блэкборн. — Погодка на поверхности там так себе, поэтому подниматься прямо сейчас очень и очень глупо, а вот на поверхности сектора F развёрнута авиация, которой и рота морпехов ничего не сделает. Так что когда доберёмся, там уж, с божьей помощью и парой-тройкой истребителей-бомбардировщиков, как-нибудь доживём до дома.

    — Эх, истребители-бомбардировщики... — Сотир покачал головой и вздохнул. Юджиния посмотрела на него с появившейся впервые за долгое время надеждой в глазах.

     
    Последнее редактирование: 2 апр 2020
  3. Aelayar

    Aelayar Администратор Команда форума

    Сообщения:
    516
    Репутация:
    2
    За всё время пребывания в Штатах Сотир ещё не встречал никого, кто бы понимал его язык, не говоря уже про то, чтобы на нём говорили. Для американцев — по крайней мере, в районе, где жил Жилинский — это был не просто "непопулярный" язык: немыслимая экзотика. Несмотря на события в балканском регионе, язык этот не пользовался большой популярностью даже у лингвистов и культурологов на гражданке. А здесь: первый человек, говорящий на экзотическом языке, является военным, да ещё и поминает военные самолёты.

    Шлем укрыл Тома от бурной реакции на лице Сотира: зардевшее, его едва ли не перекосило, когда на техника нагрянули исключительно неприятные воспоминания. Чёрный оперативник, спецназовец. Знающий сербский язык. Без колебаний убивший собственных сограждан, пусть и якобы нарушивших приказ. И с бравадой, гордыней рассказывающий о доблестной американской авиации, недавно отбомбившейся кассетными и урановыми снарядами по школам, детским садам, университетам, больницам, церквям и монастырям. И хоть Жилинский не был большим патриотом своей родины, его, разгорячённого, глубоко задели слова оперативника. В глазах Сотира Блэкборн подписал себе смертный приговор.

    Некоторое время техник сидел недвижимо и беззвучно, пытаясь обуять воспылавший гнев. Жилинский понимал, даже несмотря на злость, что сейчас идти на конфликт нет никакого резона: кем бы Том ни являлся, он был абсолютно прав в одном — Меза опасна, и в полном опасностей комплексе союзники лишними не бывают. Тем более, что если Блэкборн действительно тот, за кого себя выдаёт, то драться с ним себе дороже. Тяжело выдохнув, он попытался взять себя в руки и уставился на оперативника. В голове роились вопросы, возникали один за другим. Несмотря на кажущуюся честность и доброжелательность, Сотир искал подвох и злой умысел в каждом слове Тома.

    "И что тебе только надо на самом деле? Чёрт, любой другой при моём мате давал пасу, а этот, на нём же отвечает, даже не шелохнувшись" — размышлял техник. — "Значит ли это, что он до этого решил, что делать со мной? С нами? И весь отряд его как-то подозрительно странно пропал. Зачем мы ему нужны? Мы ли ему нужны? А если он только за американцами?" — пусть Жилинский и находился на совершенно легальном положении, этнический вопрос был для него всё ещё чувствительным. — "Может, так даже и неплохо: значит, Юджиния в безопасности, а я... Да даже если он попробует что-то с ней сделать, мимо меня он не пройдёт никак. Костюм хоть и битый, но пару пуль остановит, закрыть смогу, а там я уже что-нибудь придумаю..."

    "А, может, он в самом деле нас спасать пришёл?" — промелькнуло в голове. — "Не-ет, бред какой-то..."

    От долгих дум техника отвлекла Ю-Эл: та весьма непринуждённо постучала ему по шлему ноготками, пару раз обратившись ещё и по имени.

    — Ау? Ты как?

    Выбравшись из глубин своих мыслительных изысканий, Сотир, извинившись перед девушкой, встал вместе с ней, и, подобрав дробовик, отпустил её, оставив личное пространство Юджин. В который раз прочитав отчёт о состоянии здоровья Уокер, Жилинский убрал его с визора и окинул ещё раз спутницу взглядом: привыкшая ранее находиться на расстоянии от техника, она сейчас чувствовала себя явно едва ли не брошенной, будто оставленной без куртки на ветру в холодной и тёмной тундре. Конечно, система говорила, что Юджиния должна скоро прийти в "стабильное" состояние, но лучше от этого ему не становилось.

    — Почему ты решил, что в секторе F сейчас безопаснее? — обратился Сотир к Тому, попутно пытаясь хотя бы беседой отвлечь девушку от плохих мыслей. — Мало того, что он глубокий, и добираться там до поверхности далеко, так ещё именно там проводили эксперименты с порталами, он может быть битком набит пришельцами...

    "Тьфу ты..." — подумал Жилинский, осёкшись. — "Да уж. Умеешь ты обнадёжить. После твоей помощи только помощь и посылай..."

    — ...почему бы нам не выйти к сектору G? Путь туда относительно безопасный — пара десятков зомби и хедкрабов, не больше. Через монорельс доходим до дамбы, там до главного входа, а оттуда — вниз по реке. И всё~

    Техника прервал резкий наклон Блэкборна вправо, сопровождённый явным недоумением. Проследив взгляд оперативника, Сотир посмотрел влево: только что стоявшая здесь доктор Уокер куда-то исчезла, и по частым шлепкам было слышно, что Ю-Эл куда-то резко сорвалась.

    — Док, вы куда? — он повернулся на частые шаги, усилив мощность фонарей, попутно сдвинувшись вбок, чтобы Том не находился прямо за спиной.
    — За грузовиком, слева, — ровно проговорил тот. Секунду спустя, когда свет прожекторов залил погрузочную зону, Жилинский заметил за обрывками кузовного тента мельтешащую Юджинию. Техник услышал, как Блэкборн подорвался с места, и Сотир тут же рефлекторно рукой перегородил путь. Одно дело на словах с чем-то согласиться, и другое — свыкнуться с этим решением. Мужчины посмотрели друг на друга: взглядом оперативник указал, что будет держаться на виду, на свету. Всё-таки боец догадывался, что сразу перестроиться Жилинскому не получится.

    Серб махнул, дав добро Тому. Вдвоём они забежали за машину, где увидели, как девушка, нелепо накинув свой рюкзак на одно плечо, небрежно бросила турель-пулемёт возле машины и полезла в кузов, чуть ли не прощупывая ящики и боксы.

    — Док, вы... — окликнул Юджинию Сотир. Том благоразумно дал ему завязать диалог, встав в сторонке в качестве увлечённого наблюдателя. Жилинский же вздохнул: возникшая на мгновение встревоженность исчезла и уступила место мелкому недовольству:
    "Тьфу ты, Юджиния. — подумал техник. — Ни "здрасьте", ни "до свидания". Ни слова не сказала, и сразу побежала. Реактивная, как всегда... Ладно хоть, что не паническая атака, и не зараза с потолка, и на том спасибо..."

    — Я, я... я видела, здесь... да... — протараторила та.
    — Док.
    — Надо... надо быстро... — она была увлечена некоей своей идеей настолько, что даже не отозвалась.
    — Доктор Уокер!
    — М? Что? — она откликнулась на имя и развернулась влево, держа что-то в руке, однако поскольку рюкзак висел на левом плече, правая рука была занята тараканом, левая — каким-то ящиком, а сама девушка сидела на ящиках в неудобной позе, Ю-Эл, черпая воздух рукой с Яныком, повалилась набок.

    "Как всегда", — только и вздохнул про себя Сотир, а затем обратился к спутнице вслух:
    — Док, что вы так побежали сразу, ни слова не сказав? Зачем? Что вы хоть ищете?
    — Раз у нас нет времени, нужно торопиться, — протараторила Юджин. Эта манера речи напомнила Жилинскому то, как она говорила в общежитии: так же сжато, быстро и рублено. — Прямо перед тобой на полу должна лежать рация военных, она нам пригодится. А я пока... — она хотела продолжить фразу, но как-то не сообразила, как её закончить, потому остановилась на полуслове и начала поправлять рюкзак.

    Пока доктор Уокер пыталась сообразить, как бы просунуть руку с шоковым зверьком под лямкой, техник встал на колено и осмотрел пол: действия девушки хоть и не всегда были очевидными, они никогда не были беспричинными. Помимо рации, которую кто-то между делом попинал, прямо под ногами лежало тело одного из солдат с раздавленным лицом. Сотир, отогнав от себя крамольную мысль, что именно он мог случайно раздавить голову морпеху, подобрал коммуникатор и, пристегнув его к поясу, решил бегло осмотреть форму противника. Та оказалась на удивление скрытой: в том плане, что на ней не было видно опознавательных знаков — не было ни имён, ни вида войск, ни даже американского флага. С большим трудом Жилинский увидел на плече монохромную нашивку, на которой обнаружилась надпись "H.E.C.U".

    "Хм-м, что ж это за ребята такие? Вообще без опознавательных знаков. Одна надпись, и та написана зелёными буквами по зелёному фону... Нужно узнать о них побольше..."

    — Вам подсобить? — Том к тому моменту подошёл ближе к грузовику и решил подсветить фонариком Юджинии.
    — Сама, — небрежно бросила она, а затем с грохотом вытащила продолговатый жестяной короб. — Сотир, если тебе не трудно, будь любезен.

    Та, приложившись спиной к борту, неуклюже протащила гремящий ящичек свободной рукой слева направо, тяжело выдохнув, когда техник, заметив максимальную неэргономичность положения Ю-Эл, подался вперёд и перехватил короб, который при более близком рассмотрении, судя по продольным бугоркам, округлым рёбрам, окантовке, складывающейся ручке и защёлкам, оказался кейсом. На крышке — всё так же зелёным поверх зелёного — было написано крупными буквами: "UNIVERSAL ENGINEERING SUIT FIELD TOOLKIT", а ниже уже мелкими: "HEV. m.1-4 a.mods; P.C.V.". Не поверив сначала своим глазам, Жилинский сначала тряхнул чемодан, чтобы убедиться, что в нём действительно что-то лежит, а потом, отжав застёжки, открыл его: кейс оказался разделён на несколько отсеков, каждый из которых был промаркирован, а содержимое — надёжно зафиксировано.

    "Да тут не просто ключи да отвёртки, тут ещё и... Платы, аппараты диагностики, питание, переходники, запас~..." — пронеслось в голове у Сотира. Далее он продолжил уже вслух:
    — Док, это... когда вы только заметили?
    — Пока я пряталась и ковырялась тут под тентом, когда солдаты прибежали, я умудрилась посчитать собой всё, что лежит в этом... под этом... — она запнулась, пытаясь подобрать нужное слово, — под этим... Тут, в общем. Здесь. И когда я пыталась доползти до тебя с рацией, я заметила между делом какой-то чемоданчик, где было большими буквами написано "ИНСТРУМЕНТЫ ДЛЯ КОСТЮМОВ". Я уж не знаю, это ли тебе надо, но, если что, тут есть ещё какие-то кейсы с надписью "Инструменты", если тебе надо.
    — Нет, нет, док, это... Это прямо то, что доктор прописал, уж простите меня за дешёвый каламбур.
    — А по-моему вышло неплохо, — девушка усмехнулась. — Ладно, если это то, что надо, то бери и выдвигаемся.
    — Погодите, мы же ещё не определились — куда? — последнее слово он выделил и, повернувшись в сторону оперативника, адресовал вопрос визуально Тому. — Возвращаясь к теме...

    Раздался резкий металлический скрежет неподалёку сверху, в направлении контейнеров. Жилинский тут же навёл дробовик в сторону звука. Юджин, спускавшаяся в этот момент, попыталась развернуться на ходу, но неудачно соскользнула и плюхнулась на пол ягодицами. Блэкборн же, отпрыгнув в сторону, было начал вскидывать несуществующий автомат, но, почувствовав, что его нет, моментально потянулся за пистолетом, которого тоже не оказалось. На бойца легла тень смятения, и он обратил свой взор на новых спутников. Пересёкшись с оперативником взглядами, Уокер, замешкавшись, достала глок и кинула его, как умела, Тому. Тот, поймав оружие, скользнул за ближайший ящик. Тут же сверху раздался гул и скрип, сверху посыпалась крошка. Следом выстрелило несколько заклёпок, крепления вентиляционной шахты под потолком отлетели, и она полетела вниз. Жестяная кишка рухнула на многоуровневое нагромождение контейнеров и легла своеобразным туннелем-спуском на манер водных горок, где верхняя, дальняя часть опиралась на самые высокие контейнеры, а нижняя — упиралась в пол.

    Техник сразу навёл прожекторы на упавшую конструкцию. Из ближнего конца шахты выкатилось несколько бежевых шариков. Сотир, не дожидаясь чего бы то ни было, сразу выстрелил в хедкрабов, следом несколько раз что-то глухо щёлкнуло. Блэкборн недоумённо покосился на пистолет: как оказалось, он был не просто пуст — в нём не было даже магазина; в патроннике, разумеется, тоже ничего не было. В этот раз растерянность читалась на лице бойца невооружённым взглядом. К такому его жизнь определённо не готовила.

    А пришельцы-паразиты так и остались лежать на месте: они уже были мертвы. Их придавило ещё до того, как они выкатились наружу.

    Когда троица убедилась, что монстры не показывают признаки жизни, Том медленно повернулся в сторону девушки и показал полностью разряженный пистолет. Вопрос читался без лишних слов, лицо говорило само за себя.

    — Я... я забыла, — она замялась, поджала губы и, прижав колени, чуть попятилась от бойца.

    Жилинский обернулся на её голос, затем взглянул на чёрного оперативника — тот слегка покачал пустым глоком:
    — Извини, что прерываю тебя, но только что нам на голову буквально чуть не упали три противника, и из всех нас огонь мог вести только один человек. Не будь эти твари мертвы, мы бы уже оказались в неприятности, а будь это более серьёзный враг, то обошлись бы мы самое лучшее — ранениями.
    — Ключевое слово: "бы", — фыркнул техник.
    — И тем не менее, — Блэкборн выдержал небольшую паузу, как бы позволяя собеседнику самому вспомнить, о чём они только что беседовали, и указав глазами в сторону доктора. — Так что с вашего, — он снова выдержал паузу, визуально обратившись как к Сотиру, так и Юджинии, прежде чем продолжить, — разрешения, я бы хотел забрать остатки своего снаряжения. Подсвечивать мне необязательно — у меня и свой фонарик есть. Небольшой, но для текущих нужд хватит.

    Пару секунд спустя Ю-Эл кивнула, следом, пусть и нехотя — её спутник. Получив одобрение, Том отточенным движением зарядил в пистолет магазин, оттянул затвор, бегло глянул в патронник, отпустил затвор и уже медленно вернул глок владелице рукоятью вперёд, как полагается:
    — Спасибо, — сказал он искренне. — Магазин, думаю, в следующий раз не помешал бы, но всё равно спасибо.

    Когда Уокер забрала пистолет, Жилинский головой указал в сторону второго грузовика, где было разбросано всё оружие. Блэкборн, кивнув, молча пошёл в направлении своего обмундирования, но когда он отошёл от техника на несколько шагов, тот окликнул его:
    — Постой. Вот ещё, — Сотир протянул ему нож. — Его я с собой забрал, а не там бросил.

    На лице бойца промелькнула тень ироничной улыбки, с которой он забрал свой рабочий инструмент, и после уверенным шагом отправился за остальными вещами.

    "Система, — прошептал Жилинский, когда оперативник отошёл на несколько метров, чтобы не было слышно наверняка. — Справку по войскам H.E.C.U, кому они подчиняются, а также справку по Командованию Специальных Операций США".

    Состояние и инвентарь персонажа (Сотир) (раскрыть)
    Персонаж: Сотир Жилинский
    Состояние здоровья: 59%
    Находится в нестабильном психологическом состоянии
    Одет в костюм HEV mk.2.в
    Структурная целостность костюма: 14%
    Заряд силового щита: 0%
    В руках: Дробовик "Franchi SPAS-12" (Заряжено: пять из восьми патронов) и Парализующая электродубинка КД-2П

    Инвентарь содержит:
    "Кристаллическая линза"
    9-мм пистолет "Glock 17"; Заряжен одной обоймой на 17 патронов, два магазина в запасе
    Шестнадцать патронов к дробовику "Franchi SPAS-12"
    Шприц с целебной водой
    Два 2л. пакета яблочного сока
    Три упаковки сосисок
    Одна булка нарезанного хлеба
    Состояние персонажа (Юджиния) (раскрыть)
    Персонаж: Доктор Юджиния Э. Уокер
    Психическое состояние: стабильное.
    Увечья: NaN.
    Шоковый таракан: в наличии и преисполнен энергии.

    В рюкзаке (всё ещё):
    • 9-мм пистолет "Glock 17", полностью заряжен (Австрия)
    • Термос с целебной водой (КНР, 1,5/3 литра);
    • Почти пустая пачка яблочного сока (США);
    • Покусанная булка хлеба (США);
    • 2 пачки сосисок (Германия);
    • Кетчуп Heinz (США);
    • Запасная пара обуви (Вьетнам);
    • Шарф (Индонезия);
    • Старый потёртый кассетный аудиопроигрыватель Sony (Япония, плеер с кассетой);
    • Англо-французский, англо-немецкий словари (Франция);
    • Самоучитель по латыни (Франция);
    • Книга: "Статистические методы для исследователей" (Р. А. Фишер);
    • Таблетки от аллергии (Германия);
    • Таблетки от головной боли (Нидерланды);
    • Шприц с УС3 (заполнен на 3/4);
    • Косметичка, записные принадлежности и тонны других мелких бытовых вещей, в которых лишь богам суждено разобраться.
     
    Последнее редактирование: 6 апр 2020
  4. Gordon2103

    Gordon2103 Активный гражданин

    Сообщения:
    123
    Репутация:
    0
    - Не знаю, какие у вас проблемы с Жилинским, но, скорее всего, вы сделали ему что-то очень неприятное, - сказала Вайолет. - А, может, не ему, а кому-то из близких.
    Затем она перевела разговор о возвращении домой:
    - Вы что, совсем не хотите домой?! Да, тут приятное общество, еда, питьё и т. д., но это чужой мир. Здесь живут внеземные опасные существа. Да, они телепортируются в Мезу, но с пришельцами лучше драться на родной планете. Они там чужаки, а мы - здесь. Так что, майор, будь мужиком, и послушай свою девушку.
    Вайолет осмотрелась по сторонам и отошла к странному устройству, торчавшему из рюкзака. Глядя на кристаллы, она вспомнила, где она могла их видеть - на фотографиях в лабораториях Сектора C.
    - Эти кристаллы энергетические, - сказала Вайолет. - Они - основа для лабораторных порталов. И ещё...
    Она бесцеремонно достала устройство из рюкзака и осмотрела его. Интуиция её не подвела, и на корпусе был значок Урана.
    - А эта штука "питается" урановыми зарядами, - добавила она. - Возможно, её можно "зарядить" и от кристаллов.
    Вайолет поднесла устройство ближе к кристаллу, и, сама себе удивилась, когда кристалл стал "заряжать" предмет.
    "- Может, всё-таки надо было идти на физика-ядерщика", - подумала она и незаметно усмехнулась.

    Состояние и снаряжение (раскрыть)

    Состояние здоровья: отдохнувшее
    Внешние повреждения: раны на руках и ногах от Зомби

    В руках: Портативный телепорт (заряжается)
    Кобура: Пистолет Glock 17 (17/30 патронов) - служебный для службы безопасности
    За спиной: Автомат MP5 (45/300 патронов) - от морпехов
    На поясе: Монтировка
    Бронежилет
    Сломанные наручные часы
    Фонарик
    Рация службы безопасности
     

Поделиться этой страницей