Глава II: Друзья


Вспомнилось детство. Мой отец сам учил нас всем знаниям. «Нас» — я имею в виду всех тех малышей, что жили в том же дворе, что и я. Папа учил нас всех. Учил буквально всему: и математике, и языкам, и физике, химии…Предметов не счесть! Правда, со временем, наша группа поредела, и регулярно у нас было только 3 человека: Тимофей, я и Катя Фибиева. Помню, сидел на занятии, папа что-то там говорит, а я на Катю смотрю, и глаз оторвать не могу. Сначала папа ругался, мол, «отвлекаюсь от учебного процесса», но потом стал смотреть на это сквозь пальцы. Тима часто, проходя мимо меня, говорил про меня с Катей: «Тили-тили теста…» Может, что-нибудь бы и получилось, но в один день она исчезла.  Говорят, с семьёй переехали, или сбежали? В общем – не знаю. А потом, через некоторое время, ушёл и Тимофей, и мы с отцом остались одни. Ну, тогда мы начали заниматься больше, много больше. Тогда он мне ещё сказал, что мы почти дошли до какого-то школьного уровня, типа класса. Но учёба мне давалась плохо, запоминалось всё с трудом, но, если запоминал, то уж капитально. Со временем, он стал посвящать моей учёбе почти всё своё свободное время. Отец не только давал мне те знания, но и старался рассказывать о той жизни, что была раньше. О тех нравах, о людях, об искусстве, о производстве на заводах… О многом. Он не хотел пропускать ни одной минуты, ни единой секунды, словно чувствуя, что однажды он не вернётся домой. Так ведь и случилось…  И случилось достаточно просто – Они с мамой однажды просто не пришли домой. Я  ждал, ждал, ждал… Но они так и не объявились. Помню тогда, накануне, папа сказал мне: «Учись, сынок, учись. Знание – это великая сила и мощное оружие. Когда-нибудь, оно тебе поможет, и сыграет свою роль в твоём жизненном концерте. Если есть время – читай книги, занимайся самообразованием. Поверь, это тебе пригодится, но будь осторожен, так как знание, как и любое оружие, могут обратиться против тебя…». Некоторое время так и было, но, как обычно, процесс шёл с проблемами, и в итоге я забросил всё это дело. Без родителей было тяжко. Кое-как перебивался, выживал. Тут и Тимофей помогал, и знакомые. В конце концов, всё более-менее устаканилось: появилось жильё, пропитание, дела… И тут такая подстава! А всё-таки интересно было бы знать, где же сейчас Катя…

Тут я услышал какие-то непонятные звуки.

— Кто это?-невольно вырвалось у меня.

Я осмотрелся: никого не было. За дверью тоже никого. И тишина. Только мышиный писк более-менее оживлял обстановку.  Непонятно…Ладно, нельзя сидеть на месте, надо двигаться: «…движенье – всё!». Обратно я не пойду, лучше вперёд, а там: мрачный-премрачный коридор, и ещё не ясно, что там может быть…Я кое-как встал, отряхнулся от всякой пыли, и…А-апчхи! Фу ты, вечно от этой пыли чихаю! В общем, чихнув, пошёл я вперёд по этому коридору.

Всё кажется монотонным, одинаковым. Ощущение, будто ты никуда не идёшь, а стоишь на месте. И идё-ёшь, идёшь, идёшь. Сзади поддувает лёгкий прохладный ветерок. Потом-таки я подошёл к какой-то двери. Только я захотел её открыть, как оттуда послышался какой-то писк, не такой, какой бывает у мышей или крыс. Какая ещё живность тут может быть? Не нравится мне всё это. Я взглянул через щель: там была какая-то плюшка с ножками. Маленькая, телесного цвета с коричневатым оттенком. Короткие лапы  — словно обрубки, а передние – что-то вроде цеплялок, глаз у него нет, рта тоже не видно. Ох не нравится мне это… Это чудо-юдо потопталось маленько, а потом подняло свои передние лапки, и слегка припрыгнуло на месте, и на брюхе его я увидел…Рот! Погоди…  А! Так это же головотяп! Людей в зомби превращает.  Поня-атно. Нам таких показывали однажды, и что они с людьми делают… Бврэх! Кошмар какой, даже вспоминать не хочется.  Так, надо что-то делать, защититься от него. Сбоку есть вторая дверь, я её не заметил сразу. Она была чуть приоткрыта. Зашёл – а там куча мусора. Пенопласт, картонки, ведро, остатки скотча… Хмм, из этого можно кое-что, да и собрать – есть идея. Я начал всё более-менее сортировать, и тут дверь скрипнула. Я обернулся, а там стоит этот головотяп. Он так помурлыкал, а потом собрался атаковать. Я уже весь перепугался. Когда он прыгнул, я нагнулся и, вскрикнув, нанёс ему удар, уворачиваясь от его прыжка! Я услышал его вопль. Огляделся, но его нигде не было, и лишь когда я обратил внимание на лом, я понял, что им я попал прямо в рот. Кое-как я его стянул  со своего, кхм, орудия, и, выйдя из комнаты с мусором, прошёл дальше. Я вошёл в среднего размера комнату: не так что бы маленькая, но и не большая. Вероятно, раньше это было служебное помещение, но тут уже ничего не было – пусто. Все те вещи, что были здесь когда-то, уже вынесли, или уничтожили. Остались лишь голые стены, да мерцающая лампочка, свисающая на оголённом проводе. Отец бы эту лампочку назвал бы «лампочкой Ильича». Интересно, почему Ильича? Кто это такой? Эх, спросить надо будет как-нибудь. Убедившись ещё раз, что ничего полезного тут нет, я пошёл дальше, благо есть куда ещё идти. Открыв следующую дверь, за ней последовал очередной коридор, но уже не такой длинный. Пройдя несколько шагов, я увидел ответвление, но оно было завалено обломками и камнями. Интересно, что же там, по ту сторону завала..  Дошёл до конца коридора, опять таки, не открывая полностью дверь я посмотрел, что за ней. И хорошо, ведь там оказалось аж два головотяпа! Да-а, от них уже просто так не отделаешься. От одного ещё можно увернуться, но второй уже сможет запрыгнуть. Тут я уже сразу понял, что надо делать. Я вернулся в ту комнату с мусором, и начал изобретать… Спереди и сзади я натянул по пенопластовой панели, как броню, на голову надел ведро, предварительно проделав в ней дырки для глаз ломом. На руку натянул перчатку (второй не было),  а ещё навесил пару картонок, что бы шею закрыть, и всё это скрепил тем чем было. Таким образом, я оказался во все оружие для борьбы с нечистью! Ох, хорошо, что меня никто из знакомых не видит – осмеяли бы. И я, весь такой боевой, решительно распахнул дверь перед этими монстрами. Эти чего-то подождали пару секунд, и, к этому момент я уже встал в стойку, один из них прыгнул на меня. Я стал наносить удар, но поняв, что промахиваюсь, одновременно начал уклоняться. Первый пролетел мимо, но тут же я понял то, что я не зря надел ведро. Второй, прыгнув, врезался в него и соскользнул на пол. Воспользовавшись моментом, я тут же добил этого прыгуна. Развернувшись, я увидел, что первый вот-вот собирается прыгнуть. Но теперь у него не оставалось ни шанца. Он прыгнул, и я ударил по нему! Того отбросило в стену, и, измазав серый бетон, шмякнулся на пол. Вроде все… Я осмотрелся: комнатка эта была уже поменьше. Сверху проходит вентиляционная шахта, справа – электрощиток, а на потолке, как и в предыдущей комнате,  свисает лампочка. В стенах видны дыры, обрывки проводов. Вероятно, раньше тут была какая-то электроника, а потом её в спешке вырывали, вместе с мясом. Рядом лежит выбитая дверь. За ней лестница, ведущая наверх, но, опять же, заваленная под обломками. Но есть и другая дверь, в которую я же и пошёл. Выйдя в очередной коридор, справа я не увидел стены. Там была какое-то пустое пространство. От него меня отделяли лишь металлические перила. Подойдя к двери я дёрнул ручку, но она не открылась. Я дёрнул сильнее, но она вновь не поддалась. В конце концов я дёрнул дверь со всей силы, но тут ручка оторвалась, и, чтобы не упасть, я схватился за перила, однако и они не выдержали, сломались, и я полетел вниз. Я рухнул спиной на деревянный пол. Я попытался встать, начал поднимать голову, но тут дерево страшно заскрежетало, заскрипело и оно разрушилось! Я вновь упал на пол, уже каменный. В голове всё кругом. Сверху падал мусор и стоял невыносимый шум. Это было больно. Я кое-как встал на ноги, и тут мне чётко  на голову упал лом. Я опять упал. Оправившись от всего этого, я вновь встал. Сверху уже, вроде, всё уже упало. Там зияла большая дыра. Да-а.… Много я пролетел. Наверно полтора этажа, а может – целых два. Огляделся – ничего интересного, вроде бы, только дугообразный тоннель… Но тут я услышал оттуда посторонний шум, такого обычно в покинутых коридорах не услышишь. Я, естественно, пошёл на звук. Услышал какую-то возню. Я напряг свой слух: там точно кто-то есть. Пошёл медленными шагами, и тут я услышал…голос. Да, точно – это голос! Человеческий голос. Скорее всего, эти люди – повстанцы. Комбайны сюда не полезут. Я уже нормальным шагом пошёл туда.

-Ребя-ат! Не стреляйте. Я – человек! Выхожу с поднятыми руками! — решил их я предупредить.

Стал виден уже свет за поворотом туннеля.

-Стоять! — Услышал я, выйдя из темноты на свет. Из-за света пришлось немного прищуриться – непривычно после темноты. Но, несмотря на это, я видел выражения лиц. Вроде бы серьёзное, но какое-то наигранное. Ну так правильно, вот они сидят тут, сидят, и тут слышат, как что-то там рушится, и к ним приходит чёрте что и с боку бантик. В пенопласте, картонках, грязи, мусором вообще и с ведром на голове! Я, не дожидаясь приказа, медленно положил свою монтировку и ногой отодвинул её вправо.

-Так, снимай это, как его, ведро, — сказал всё тот же голос.

Я послушно начал медленно снимать с себя «шлем». Ох, как же хорошо видеть нормально, а не через эти дыры. После этого я увидел и помещение, и людей.

-Всё, народ, отбой, — сказал человек в центре. Это он и, так сказать, отдавал мне приказы. Тут остальных и пропё-ёрло. Ну, мне было не обидно, даже самому смешно стало. Я снял с себя весь этот мусор и взял свой лом. Это помещение уже отличалось от остальных, которые я видел. В центре находится большой костёр, на котором, думаю, готовят пищу. Вокруг этого костра постелены картонки, какие-то обрывки ткани. У левой стены стоят кровати с матрасами, и даже с подушками. В правом дальнем углу стоял стол с торшером, там, наверно, часто сидит главный. Рядом стоит большой старый шкаф, но это ещё не самое интересное. У правой стены, на столе стоит компьютер! Там же, на тумбочке стоит какое-то непонятное громоздкое устройство. На потолке висела, однако, всё та же одинокая лампочка. Пока все ржали, старший позвал меня к себе. Ну я, конечно же, пошёл к нему. Около костра стояли два стула, на которые мы и присели.

-Приветствую тебя. Меня зовут Рейво. Каким же образом тебя занесло в наше скромное убежище, да и, собственно, как ты его нашёл? — он оказался дружелюбнее, чем я ожидал от ситуации. Ну, я, для начала, представился, а потом ему рассказал про Дергла, про побег…Словом – свою историю.

-Дергл… Да, знаю этого морального урода. Козел натуральный, слов нет.  Нам, конечно, поступила информация о тебе, но мы никак не ожидали, что ты окажешься у нас. Но,-тут он сделал маленькую артистическую паузу,- лишний человек нам всё равно не помешает. Всё что надо, я тебе дам. Пока, это всё, но я вижу, у тебя есть некоторые вопросы. Спрашивай, не стесняйся,-закончил он. Для начала, я спросил у него, откуда они узнали обо мне.

-Видишь во-он ту штуковину,-он указал на устройство на тумбочке,- это называется телеграф. С его помощью мы общаемся с другими станциями повстанцев, и его преимущество в том, что его сигнал сложно перехватить технологиями комбайнов, потому что этот тип связи старше всех нас вместе взятых,- в этот момент на его лице проступила улыбка,- Ну, а провода для связи тут уже были… Нам, честно сказать, очень повезло с убежищем. Раньше мы находились на большой узловой станции, и выходили в рейды за припасами и полезностями. И вот, выйдя в очередной поход, мы наткнулись на это помещение. Это оказался натуральный клондайк! Тут оказалось огромное количество различной оргтехники, компьютеров, устройств к ним! Стояло тут ещё пару шкафов, в которых оказалось много оружия: от гранат, до РПГ-7 – наверно был тайник военных. А ещё тут пачками лежали компьютерные игры. Всех видов и мастей! Так приятно было. И вся техника была в рабочем состоянии. Большинство из этого мы отправили в Центр, но кое-что оставили себе. Пару Калашей, броник себе, вот, тоже, компьютер, тот же телеграф. Ну, а остальное мы стянули с соседних помещений. Таким образом, мы основали новую станцию, которая теперь называется «Компьютерная». А ты сам компьютер хоть раз видел?

-Да, даже играл пару раз. У соседского парня был ноутбук. К нему поиграть ходили со всего района. Там как раз и Сталкер был, Варик Третий, Хитмен какой-то, не помню уже, в Червячков рубались вторых… Хорошо было, но потом их куда-то забрали, и больше я их не видел. Но те анекдоты из Сталкера я хорошо запомнил.

-Да, согласен, шикарная игра получилась. Сам не раз перепроходил. Ну, ладно, там ребята, походу, отошли от твоего «мегакостюма», так что пошли к костру, заодно со всеми познакомишься.

Мы встали со стульев и направились к костёрчику. И всё-таки голова у него, у Рейво, какая-то..странная. Что-то в ней мне напоминает, но что?

-Да, и ещё одна такая штука, — начал я спрашивать,- а почему вот эти лампочки называются лампочками Ильича? И кто он такой вообще?

-А, эти-то! Эти лампочки назвали в честь Владимира Ильича Ленина, знаешь такого?

-Да, конечно, он ещё в мавзолее лежал. Вождь Октябрьской Революции семнадцатого года.

-Во-от, сразу видно, образованный человек… Кстати, а где учился твой отец?

-Отец мой, — сказал я, присев с Рейво у костра,- учился в каком-то о-очень важном училище, из-за этого, собственно, его комбайны не очень-то любили.

-А как называется-то?

-У него сложное название. Вроде так: Высшее военно-политехническое училище…

-Имени Андропова? — прервал тот меня.

-Да, да, имени Андропова.

-Ух ты…- Рейво был, чувствуется, был поражён,- вот это да-а. Правильно он называется «Высшее военно-политическое училище имени Андропова». Ну-ус, тогда всё понятно. С таким батей быть дэбилом,- он сделал акцент на букве «э»,-  было бы сложно.

-Да ты что, серьёзно, имени Андропова? – в разговор включился какой-то человек.

-Угу, — ответил Рейво, — Да, кстати, знакомься, это – Андре Кройцман. Русский немец. Он — настоящий делец. Он тут, правда, редко бывает, но он тут у нас очень важный гость. Типа Very Important Person. Там, на поверхности, приторговывает так, по мелочи, да и не совсем по мелочи. Комбайнов обводит вокруг пальцев как карапузов. Он даже каким-то образом умудряется добывать для нас часть смешариковского конфиската. Словом, он даже, как в известном анекдоте, нальёт воду в стакан так, что те ещё будут должны.

-Э-э-э, неудобно спрашивать, но кто такие смешарики? — спросил я , просмеявшись после последнего анекдота, не понимая, как можно разливать воду подобным образом.

-Смешариками, — начал отвечать Андре,- мы называем комбайнов. Ведь их название происходит от английского «to combine», что примерно обозначает «смешивать». Поэтому мы называем их, слегка комично, «смешариками». Вот так, — в этот момент он положил на колено левую руку, и на ней я увидел не жёлтую лямбду, как у обычных повстанцев, а оранжевую букву «М» в круге, как у Рейво. По сравнению с остальными, Кройцман одет гораздо лучше и чище остальных. Даже бы сказал – роскошно. Наряжен он был прямо таки с иголочки: на нём был тёмно-фиолетовый пиджак с шикарным отливом, под ним – стильная рубашка,  самая верхняя пуговица которой была отстёгнута, снизу – тёмные штаны в тон пиджаку, а на ногах – начищенные до блеска чёрные ботинки. Кроме того, лицо его было гладко выбрито, волосы причёсаны, одежда – чистая, и вообще он весь был в порядке.

— А вот его,-Рейво указал на человека, сидевшего справа от Андре,- зовут Марк. Раньше увлекался собаками, пока.. Ну ты сам понимаешь. Неплохо разбирается в технике, да и стрелять может очень даже ничего. Часто тут нам анекдоты травит, с ним очень даже приятно  сидеть за одним костром. И страшилку какую расскажет, и ещё что-нибудь.

Марк выглядит как вполне себе обычный повстанец, имеет, в отличие от остальных сидящих,  бороду, но не очень что бы большую. Как у Чак Норриса.

-Этого товарища у нас зовут Йеном,-этот уже сидел слева от Кройцмана,-Он – настоящий физик. Да и в биологии тоже немного шарит. Часто, на пару с Марком, копаются ещё в какой-нибудь технике. Любит посидеть, порой, поразмышлять о чём-нибудь. Занимается самообучением, поддерживает свой уровень знаний, постоянно держит у себя различные книги по физике.

-Тут ещё должен быть Ральф со своей группой, но, пока, они ещё не пришли…

Йен тоже особо одеждой не выделяется, одет как Марк, только на его левом локте тоже повязка с оранжевой «М». Надо будет спросить у Рейво про это.  Он представил меня остальным, и вкратце объяснил им, как я сюда попал.

-Не-е, ну ты с ведром, конечно,  оригинально придумал!-сказал Йен, вновь,  видимо, переживая тот момент.

-Ага-а. Это похлеще любого сталкеровского анекдота! Но умно, не спорю. Я бы так в жизни ни за что бы не догадался так сделать!-продолжил Марк,- Ну ладно,-сказал он и пошёл закрывать вход в убежище.

-Погоди ка… А ты, часом, не Цитаделец,-спросил Андре.

-Э-э…,-протянул я, но Рейво, поняв, что я хочу спросить, начал уже отвечать.

-Цитадельцами, ну, или как правило, Детьми Цитадели называют тех, кто родились незадолго до появления Цитадели и поля подавления. Про них ходят самые разные истории…

-Это да,- закрыв дверь, Марк, сев у костра, начал говорить,- Вот, например, говорят, что один из таких мог не то что мысли читать, но и даже внедрятся в твоё созна-ание,-последнее слово он «ужасающе» протянул.

-Другие,-продолжил Йен,- говорили про то, что один из них мог предметы двигать силой мысли. Да, да, и поднимать, и опускать, и наклонять, не касаясь их чем либо.

-А вот ещё я слышал,-подключился Кройцман,- что есть среди них такой, что его монстры не трогают. Вообще. Спокойно себе пройдёт мимо зомби, мозгососов, муравьиных львов, даже языки, которые жрут всё подряд, его не трогают. О как. Говорят, что он живёт за пределами города, где-то в лесу, чтобы быть подальше от смешариков. Но насколько это правда… Без понятия.

-Но все эти слухи объединяет одно,-вернулся таки в разговор Рейво,- Их объединяет то, что всех этих Цитадельцев  ищут комбайны, из-за их отличительных способностей, и делают из них новые подразделения, или ставят их во главе других отрядов. Тех, кто оказались в рядах комбайнов, называют Стражами Цитадели. Они покруче, чем элита, если верить слухам. Даже один из них может представлять огромную опасность, а целый отряд… Словом – просто терминаторы. Так ты когда родился-то?-под конец спросил у меня Рейво.

-Ну-у, я спрашивал, однажды, у отца об этом. Он мне сказал, что я появился на свет за считанные секунды до установления поля подавления.

Все переглянулись. Наверняка такого они ещё не слышали. Они сидели буквально оцепенев.

-Слушай, вот там банка на тумбочке стоит, попробуй ка её сдвинуть, а,-предложил после долгого всеобщего молчания Андре.

-Попробую, конечно, да только не факт, что получится….

-Но попробовать всё же стоит.

-Ну ладно, сейчас.

Все стали пристально смотреть на меня и банку, я же – только на банку. Упади-и, упади-и, упади-и… Тут банка закачалась и упала на пол! И только мы обрадовались, как мы увидели там, на тумбочке.. Крысу!

-Кира, да что ты будешь делать,-воскликнул Марк.

-Да, кстати, забыл сказать, это тоже наша, так сказать, жительница. Обычная себе крыса, которую мы назвали Кирой. Подкармливаем, играем с ней. В общем, так вот,- «посвятил» меня Рейво. После этого Макс взял крысу себе в руки, поставил банку, и всё началось сначала.

Все, не смыкая глаз, смотрят на эту банку. Я уже тут весь напрягся, покраснел, напряжение наполнило всё тело…

-Смотри, не пукни!

Ну, после такого возгласа я уже ничего не мог делать, и все засмеялись.

-Сейчас я вам тут кое-что сбацаю,- сказал, просмеявшись, Марк.

Этим он значительно оживил ситуацию, и , так сказать, «включил» всех остальных.

-Значит так, народ… Идёт, значится, молодой сталкер по зоне…

Все дружно улыбнулись. Видно, что всё уже знали этот анекдот наизусть, куда молодой пойдёт, что там будет за диалог, какой итог, но всё равно слушать его от этого не менее интересно.

-…тут бац, рощица, и немаленькая, а на карте её нет. Ну, молодой, туда-сюда, как быть? И соваться стрёмно, и как обходить ещё неизвестно…

-Падеж-падеж-падеж!

Тут все замолчали, у меня прошёл холодок по спине. Неужели полицаи нашли меня, и потом проследили?

-Непо-онял,-протянул Рейво.

Он и Йен достали обычные земные автоматы, похожие на АК, а Марк с Кройцманом достали импульсные винтовки.

-Держи,- полушёпотом сказал Рейво, дав мне импульску,- Всем тихо…

Все встали в полусогнутых позах. Я, Йен и Рейво смотрели на главный вход. Марк и Кройцман – на выход… Напряжение повисло в воздухе. В таких позах мы застыли минут на пять, или шесть.

-Так, ребят, походу, отбой… Фу-ух,- скомандовал Рейво.

Все расслабились, опустили пушки, и собирались было отправиться к костру, но Рей ещё не закончил.

-Так, Марк, Йен – запечатать главный вход, Кройцман…

-Всё понял.

-А ты,- Рейво обратился ко мне,- подойди сюда.

Йен и Марк пошли к главному входу, а Кройцман начал куда-то собираться.

-Значит так, друже, есть тут у меня к тебе одно дело. У меня есть информация, которую надо срочно передать на Базу. Это очень важно, но, ты сам видишь, никого послать я не могу: смешарики последнее время стали чаще навещать, да и группа Ральфа куда-то исчезла… Я никого, кроме тебя, не могу отправить – станцию должен же кто-то охранять,- хоть Рей слегка и улыбнулся, но чувствуется, что он волнуется,- В общем, снаряжение я тебе сейчас дам, а как добраться до Базы – сейчас объясню,- после этой фразы он пошёл к шкафу, долго там рылся, а потом достал какой-то ящик, затем он сходил к другому шкафу, и достал два других ящичка, и лишь после этого он подошёл ко мне.

-Значит так,-начал он, раскрывая первую коробочку,- Вот это – патроны. Тут и к импульске, и к пистолету. Вот, собственно, и пистолет,-он достал из кобуры свой и дал мне,-Так… Значит это: медицинский набор. Ну тут и бинты, для обеззараживания, маленький ножик, ну, пули извлекать в полевых условиях, ну и ваты чуток,-это он извлёк уже из второго ящичка,- А вот э-это… Это бронежилет. Трофейный. Да-да, трофейный, с солдата их снял. Свежачок, нисколько не потрёпанный. Тут ещё у него пару карманчиков есть, вот туда всё, что я тебе сейчас дал, и расфасуешь,- с этими словами он дал мне всё вышеперечисленное,- Ну, пушку я тебе дал, кстати, импульсную винтовку ещё, иногда, называют АР2, ну это так, на всякий случай.. Кстати, ты хоть стрелять-то как-нибудь умеешь?

-Да, было дело. Как целиться, перезаряжать и стрелять я знаю. Не мастер, конечно, но кое-как отстреляюсь.

-Хорошо… Вроде всё. Ах, да!-он достал из своего внутреннего кармана диск, ковыряясь в своём бронежилете,- вот, это-то, что ты должен передать. Да, и вот тебе ещё мини-карта – она тебе поможет добраться до базы,-сказал он, дав мне диск, и этот оборванный клочок бумаги,-всё, вперёд и с песней!

Мы пошли к выходу, и сзади стали слышны возгласы.

-Эй, ты куда?- не понимал Марк.

-Уже уходишь?- спросил Йен.

Рейво отпёр засов двери, и та скрипуче открылась.

-Ну ладно… Удачи тебе.

Невольно, почему-то, всплыл образ отца, который сказал мне однажды одну очень интересную фразу: «Никогда не останавливайся, идти только вперёд. Только вперёд!». Я прошёл через проём, и Рейво начал закрывать дверь. Когда он повернулся ещё раз в профиль, я понял, на что же он так похож. Его голова, по форме своей, и если брать с его, кхм, нестандартной причёской, слегка напоминает большой палец…