Глава 3: Пустоши


Ярн сидел на валуне и держал в руках тоненькую книжку:

В забытый миром город явится странник,

И сияние мудрости вскроет тлеющую ложь,

Лучи прозрения озарят коварное предательство…

Не успел он прочесть следующую строчку, как чья-то рука закрыла книгу:

— Ох, хватит листать всякую ерунду, — сказал Пафетн. – Лучше лишний раз проверь снаряжение.

— Для кого – ерунда, а для кого…

— Ох, парни, хватит, — вставил слово Вонрейн. – Дождитесь вы нормально остальных.

У ворот стояли: кардинал Вонрейн, Ярн, Пафетн, Гордиум и Берзон. Они уже подготовились к походу. Молотоборец заготовил провианта на несколько дней похода, помимо личных запасов каждого бойца, вода была при Ярнусе, а Берзон имел в наличии амуницию – преимущественно стрелы. Некоторое время спустя подошёл Древил, а к первым колоколам и Алариэль. Все были в сборе, и команда вышла из города.

— Народ, вопрос – как будем искать Хукенса? – спросил Горд. – Мы знаем только то, что сказал нам этот несостоявшийся убийца, а он мог и солгать.

— Между прочим он прав, — многозначительно произнёс Каррос. — Да и если не солгал, то может быть так, что он назвал лишь один из лагерей, откуда ему давали приказы, и не факт, что Хукенс именно там.

— Ох, в таком случае, мы будем бродить по пустошам месяцами… – сказал Ярн.

— А вдруг он прячется в метрополии? Тогда нам придётся идти до самого Аркасиадиса!

— Думаю, эти вопросы стоило задать несколько раньше, — предположил Вонрейн.

Однако его уже никто не услышал. Отряд загалдел, начал высказывать одно предположения за другим, выказывая каждый свои страхи и догадки. Говорили они громко, часто перебивали друг друга, и не все сразу заметили спокойно стоящего Алариэля, чьё безмолвие заставило всех вскоре успокоиться. Когда все замолчали, он сказал:

— Аркасиадис далеко, слишком сложно управлять. Чтобы выжить в пустошах, нужна вода…

— В пустошах нет никаких озёр! Единственный источник воды остался в Инфорте. Я знаю эти земли…

Когда капюшон мага медленно повернулся к говорящему, Гордиум пожалел о своей спесивости. Архивариус не любил, когда его прерывают.

— Есть подземные источники. Возможно мятежники скрываются именно там. Но не исключаю возможность и наземного озера.

— Но… Даже если так, — сказал Древил, — то как мы их найдём?

Алариэль ничего не сказал. Он сложил руки, а затем поднёс их к капюшону. Светлый дымок вышел из тьмы и потёк к рукам, и вскоре возник бело-голубой светящийся шар. Колдун чуть его подкинул, и тот полетел.

— Эта сфера укажет нам дорогу к источнику воды.

Никто не стал спорить с ним, и воины последовали за светляком. Алариэль немногословен, потому каждый раз, когда он говорил, его внимательно слушали – он не привык говорить ерунду. Кроме того, это было единственным здравым предположением в плане поиска Хукенса, потому никто и не воспротивился.

Бойцы Зорума шли долго. Грубая почва постепенно превращалась в песок, а холмы сменялись барханами. Было встречено уже несколько рассветов и закатов, а воины всё шли и шли за ярко светившимся указателем, что неустанно вёл их вперёд. Они уже сделали множество остановок, шла уже глубокая ночь, а они всё ещё шли и шли…

— Итак… Сколько мы уже прошли? – устало спросил Древил.

— Мне кажется, мы прошли уже половину пустошей, — буркнул Молотоборец. – Такое ощущение, словно эта штука нас ведёт к океану.

— Кстати да, похоже, — ухмыльнулся Горд. – Э, Ал, сколько нам там ещё идти?

Он не ответил. Даже не обернулся. Просто молча шагал вслед за светом.

— Понятно. Ярн?

— Да? – устало протянул тот.

— Сколько у нас воды?

— На пару дней. Дальше только на обратный путь.

— Ясно. Пафетн?

— То же самое, Горд. Хотя и так приходится…

Вспышка. Все тут же остановились.

— Э, что произошло? – недовольно сказал Пафетн.

Алариэль стоял у хребта бархана. Ничего не говоря, он жестом руки попросил всех подойти к нему. Когда все подошли, они увидели удивительную картину: впереди было большое сверкающее озеро, вокруг которого столпилось огромное количество кровожадных тварей. Они толпились около воды, грызлись друг с другом, занимали огромное пространство, скрываясь за горизонтом. В некоторых местах можно было заметить дыры: здесь эти твари расположили свои множественные логова.

— Твою… Да это же рассадник чудищ! – удивился Молотоборец.

Было ещё удивительно то, что здесь было просто неимоверное количество чудищ всех трёх видов: и вортов, и диглов, и супчар.

Только родившиеся диглы представляли собой маленькие пухленькие мохнатенькие существа с большими глазами, чем в своё время привлекли людей. Но когда они становились большими, они резко проявляли свою хищническую натуру, а также проявляли свой дар перевоплощения. Они – наиболее сообразительные твари из известных здесь, поскольку они способны даже превращаться в человека и в течение продолжительного времени жить среди людей, чем они, собственно, и опасны. Диглы способны превращаться в людей, хотя никоим образом они не связаны – они не гуманоиды.

Ворты же были другими. Эти полугуманоидные тощие серые существа всегда ходили сгорбленными, на конце рук вместо кистей – острые костяные лезвия. Несмотря на «дохлый» вид, они обладают достаточной силой, чтобы моментально разрезать плоть, ломать кости, а также далеко прыгать и быстро бегать. В отличие от дигла, они лишены коварности, и потому выдают свою агрессию моментально. От них буквально пышет ненавистью к людям.

Супчары полны не меньшей ненавистью к людям. Они невысоки ростом, но, как и ворты, хорошо бегают, но обладают куда более сильными, чем ворты, когтистыми руками. Забивая ими до полусмерти, он засовывает свою руку через рот, рану, или какое-либо другое отверстие, внутрь тела несчастного, а затем начинает разрывать его на куски.

— Ты только посмотри, сколько их тут, — сказал Древил. – Всех сил Инфорта не хватит, чтобы остановить эту орду.

— Вот вам и вода…

Доселе спокойно висевший пучок света задрожал, а затем, сделав петлю, метнулся в песок, где и растворился. Архивариус вслед за ним развернулся и сделал несколько шагов вниз по склону бархана. Взмах руки – песок впереди расступился, и там оказался видавший виды деревянный люк.

— Потайной ход.

Увидев люк, зорумцы пошли к нему. Здесь они один за другим прыгнули в пещеру без единого факела, стояла тьма, так что ничего не было видно. Свет более-менее проходил лишь через мелкие щели в люке закрытом, который уже засыпало песком.

— Каррос, подсвети, — попросил Гордиум

— Легко!

Через несколько секунд в руках возник огненный шар, который и осветил пещеру. Сбоку виднелся проход дальше, а сзади Берзон наткнулся на кувшин, где было совсем немного воды.

— Эй, похоже здесь были люди, — сказал он.

Быстро осмотревшись, воители, впереди которых шёл маг огня, пошли дальше. У перехода в другую пещеру они нашли высеченную лестницу, что лишний раз подтверждало присутствие человека. Так они прошли несколько вертепов, пока впереди не показался новый проход, через который можно было увидеть красно-оранжевое свечение.

— Потуши огонь, — сказал Древил.

Маг убрал огонь. Воины медленно подошли к выходу из этой цепи пещер. А там, дальше, оказался гигантский по своим размерам грот, под внушительными сталактитами которого расположилось подземное поселение, подле которого чернело озеро. В городке была всего одна улица, весьма протяжённая, от которой в стороны отходили куцые переулки. В конце улица упиралась в скалу, где был высечен, судя по всему, дворец. В поселении было не так много каменных строений – большей частью лачуги, хотя выходящие на центральную улицу здание были каменными. Чуть левее, несколько отстранённо от города, стоял большой тент, около которого стояли заполненные кем-то клетки, над которыми висел вроде бы знакомый писк, рычание и другие звуки, которые, однако, члены ордена пока не могли чётко расслышать. Впрочем, и в самом городке можно было увидеть эти самые клетки. Ещё можно было заметить, что в подземное озеро впадала река из скалистых глубин, образуя водопад.

— Ого, сколько людей, — удивился Пафетн.

— Вот так да. Подземный город в пустошах Инфорта. – Сказал Вонрейн. – Хитро.

— Давайте к делу, — встряхнул всех Берзон и отвёл в темноту, чтобы никто их не увидел раньше времени. – Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что Хукенс находится вон в той каменной гробине. Вопрос таков: как туда пробираться?

— Может с боем, а? – предложил Молотоборец.

— Э, у тебя всё с боем, Паф, — улыбнулся Древил, — но сейчас это не самая лучшая идея. Сам смотри – их здесь много. Если выживем, Хукенс может успеть удрать.

— Прокрасться, — сказал Алариэль.

— Что? Это как?

— В своём тряпье пробраться в поселение и пройти во Дворец, убрать стражников и взять мятежника.

— Так просто?

В ответ на это Архивариус взял с пояса мешочек, откуда высыпал на скрытую в перчатке ладонь восемь серых камешков, которые он стал раздавать товарищам. Каждому – по камню.

— Это – камни невидимости. Глотаешь – камень исчезает, а ты становишься невидимым для чьих бы то ни было глаз. Увидеть тебя могут лишь те, кто также проглотил камень от того же создателя. Но невидимость будет не постоянной. Срок действия ограничен — пробираться придётся быстро.

— Хм, это уже совсем другое дело! – обрадовался Гордиум. – А во время уложимся. Ну что, глотаем?

Все кивнули. Каждый забросил себе в рот по камню, после чего все растворились во тьме. Теперь зорумцы видели несколько иную картину – цвета как бы померкли, стало темнее. В пространстве постоянно потоками проносились чёрные плотные линии, обтекая реальные объекты.

— Ого, это что такое?

Алариэль не ответил.

— Не сейчас. Камень ждать не будет, — сказал он. — Вперёд.

Воины быстро зашагали вниз по каменной лестнице, и сразу вышли на главную улицу. В поселении, несмотря на размеры, было много людей, представляющие собой разнообразное отребье. Здесь легко узнавались грабители, убийцы, мародёры, прочие преступники, на которых ещё не пропали следы от кандалов, а также беженцы. На улице было весьма оживлённо, так что приходилось часто расступаться, чтобы не столкнуться с кем-нибудь.

— Твою… – проговорил Вонрейн. – Они разводят вортов?

— Ты поехал, что ли, кардинал? – сказал Паф.

— Сам смотри.

При внимательном рассмотрении оказалось, что все клетки были забиты теми самыми существами, что терроризировали Инфорт, а из большого тента хорошо слышались команды для зверей.

— Посмотрел бы я, как они с ними возятся, да камень…

Быстро взбежав по ступенькам, скрытая группа миновала телохранителей главаря мятежников у входа и пробралась во дворец. В нём было много помещений, но свет горел лишь в одном.

Хукенс, сидя за столом, читал сегодняшний отчёт, заполненный сплошными цифрами. На столе стояла свеча, на стенах, промеж книжных шкафов, горели светильники. Вдруг дощатая дверь сама по себе со скрипом закрылась, и вскоре в комнате всплыли из ниоткуда восемь фигур.

— О как хорошо! – радостно сказал Пафетн. —  Тютелька в тютельку!

От неожиданности Хук встал из-за стола, но задел стул и упал на спину. Руки и ноги заскользили по холодному каменному полу.

-К-к-кто в-вы? — Испуганный взгляд прыгал с одного лица на другое, пока он не увидел Берзона. Хукенс знал его. И ему стало ещё страшнее. – Так вы…

— Именем Инквизиции, — мощно заявил паладин, — в лице Дарсталера – ты арестован! А мы, как исполнители его священной воли, обязаны препроводить тебя на Инфорт, где ты будешь предан суду за совершённые тобой и твоими прихвостнями злодеяния!

— Нет, стойте! Вы не понимаете…

— Да что здесь понимать. Ты – мятежник и предатель, к тому же разводишь чудищ. Тебе пора ответить за свои преступления.

— Я…

— Ты отвергаешь нашего владыку Дарсталера и помощника его Игнеса. Ты ответишь за ересь.

— Стойте. Мне есть что сказать, погодите…

— Нам не о чем говорить с еретиками.

— Что сказать? – вмешался Алариэль.

Все обернулись на него. Архивариус зашагал вперёд, подойдя вплотную к Хукенсу, и нагнулся к нему.

— А-ал? Неужели ты…

Жестом руки Ал прервал Ярнуса. Медленно чародей стал наклонятся ближе к мятежнику, пока капюшон не подошёл почти вплотную к лицу Хука. Хмурые тени забегали по его лицу, а затем мистически отделились и чёрными лентами стали пропадать во мгле капюшона колдуна. Казалось, он что-то высасывал из дрожащей жертвы. Операция эта проходила минут десять, после чего обессиленный главарь оппозиции плюхнулся вниз.

— Эт-то… Это всё правда. Я знаю… – дрожащим голосом сказал он.

Когда архивариус поднялся с колен, он, ещё раз посмотрев в сторону Хукенса, хотел что-то сказать, но его прервали громкие крики снаружи. Послышался топот чьих-то ботинок и шум доспех. Через минуту в кабинет ворвался один из телохранителей:

— Тревога, стаи чудищ прорвались к…

Не успел тот удивиться, как его голова раскололась от верного удара Пафетна, который, к своему удовлетворению, рассматривали, как мозги сползают со стены на пол. Через открытую дверь можно было видеть вход во дворец: там по ступенькам бежал второй телохранитель, но на него тут же запрыгнули несколько вортов, которые разорвали его моментально на части, и уже дюжины кровожадных тварей понеслись внутрь. Каррос метнул несколько огненных шаров, но их оказалось недостаточно, после чего Алариэль махнул руками в стороны, и проход в кабинет закрылся полупрозрачным белым полем. Было видно, как нескончаемым потоком злобные существа бежали во все помещения, заполоняли всё пространство в поисках добычи.

— Все ко мне. Будем телепортироваться, – сказал он.

Все подошли к нему, паладин взял за руки Хукенса и подтащил его к магу. Архивариус опустил руку за пояс, и достал оттуда длинный свиток. После того, как он был полностью развёрнут, он подвис в воздухе, а затем рассыпался на множество сверкающих частичек, которые стали вращаться вокруг группы.

Вспышка! И вот они уже в Инфорте. На дому у архивариуса, в гостевом зале, посреди многих книжных шкафов и полок.